Николая Александрова придавило щебнем

Гендиректора питерского «Метростроя» арестовали по обвинению в хищении 180 млн руб. на строительстве Фрунзенского радиуса подземки

​​​​Обыски в петербургском «Метрострое» прошли 9 декабря, работали сотрудники следственного управления УФСБ и Службы контрразведывательного обеспечения объектов на транспорте. Управились до обеда, однако троих доставили на Литейный, 4, в том числе — гендиректора «Метростроя» Николая Александрова.

Беседа затянулась — Александров не вышел на работу и во вторник. К вечеру 10-го «Метрострой» подтвердил задержание гендиректора. «До предъявления обвинения и вынесения решения судом по нему считаем нецелесообразным и неэтичным высказывать предположения и делать какие-либо выводы», — поделились нравственным императивом в пресс-службе.

Ничего, кроме предположений, не было: на самом предприятии тоже ничего не знали.

Состав участников и адрес собеседования сразу позволили вывести за скобки «потерянные» в грунте Фрунзенского радиуса 360 млн, о которых писали: там дело о крупном мошенничестве возбуждало ГСУ ГУ МВД. Не подходила и бесконечная история с задержкой зарплат: этими мероприятиями занимался Следственный комитет. К вечеру собеседники принесли чуть-чуть конкретики: дело возбуждено по ч. 4 ст. 160 УК — присвоение или растрата по сговору или в особо крупном размере.

«Метрострой» — это вообще про особо крупные размеры, а в последние годы особенно.

К строительству подземки добавился еще и 50-миллиардный стадион на Крестовском острове: арена стоит, а последствия авральной достройки всем миром субподрядчики расхлебывают до сих пор.

Собеседники утверждали, что нынешние события затронули не только «Метрострой», но также его филиал «Управление производственно-технологической комплектации» (УПТК) и одного из подрядчиков — «Циклон-КЗС». Это тоже деталей не добавляло.

УПТК в принципе обеспечивает предприятие ресурсами, а «Циклон-КЗС» работал, считай, на всех объектах, которыми занимался Александров: на дамбе (когда ее обслуживал «Метрострой»), на Фрунзенском радиусе, где компания занималась не столько мозаикой, сколько инженерными системами (стоимость контракта составляла порядка 2 млрд). Да и на будущей «Газпром Арене» она засветилась: монтировала слаботочные системы и видеонаблюдение.

Прояснилось только в Дзержинском районном суде, куда Александрова привезли для избрания меры пресечения вместе с собственником «Циклона-КЗС» Анатолием Болотовым. Сам «Циклон» оказался ни при чем: Болотов параллельно являлся гендиректором компании «Безопасные технологии и разработки» (БТР).

По версии следствия, он вместе с Александровым и директором филиала «Управление производственно-технологической комплектации «Метрострой» (УПТК) Олегом Кузьменко организовал подложный договор на поставку щебня при строительстве нового участка Фрунзенского радиуса.

Контракт на 178 млн от лица «Метростроя» подписывало УПТК; щебень якобы так и не доехал, а деньги ушли со счета «Метростроя» на счет БТР двумя траншами — 50 млн и 128 млн в ноябре 2017-го. Сейчас никакой компании «БТР» уже нет, она ликвидирована в марте 2019 года, и нежданный поток денег в ее финансовой отчетности за 2017 год следов не оставил: официальная выручка, согласно СПАРК, составляет 1,2 млн.

По версии УФСБ, Болотов перечисленную сумму обналичил и передал Александрову и Кузьменко; причем 80 млн были вручены главе «Метростроя» лично в его кабинете.

Прикрыться пытались подложной товарной накладной и платежным поручением: по ней щебень прибыл из карельского карьера у города Суоярви. Когда стало понятно, что интерес силовиков становится уж слишком конкретным, Анатолий Болотов попытался скрыться, уверены в ФСБ: задержали его в Пулково после покупки билетов на ближайший рейс до Израиля. Болотова суд арестовал первым — до 2 февраля.

ТАСС, 11.12.2019, «Предполагаемый сообщник главы «Метростроя» отказался от признательных показаний»: Предприниматель и учредитель ООО «Циклон КЗС» Анатолий Болотов, арестованный по делу о присвоении и растрате, по которому ранее также арестовали гендиректора компании «Метрострой» Николая Александрова, решил отказаться от признательных показаний. Об этом ТАСС сообщил источник в следственных органах.
«Еще до того, как уголовное дело о присвоении и растрате было возбуждено, Болотов признавал вину в ходе опроса. Когда ему было предъявлено обвинение, он решил вину не признавать», — сказал собеседник агентства. — Врезка К.ру
Следствие решило, что дурной пример заразителен, и Александров тоже может попытаться пересечь границу, благо есть долгосрочные визы в Великобританию, Францию, Индию.

Читайте также:  Москвичка откусила палец насильнику и вызвала ему скорую помощь

Адвокаты настаивали на залоге и утверждали, что передавали следователям загранпаспорт гендиректора «Метростроя», однако те его не взяли. От работы Александрова зависят зарплата и поставка материалов, подчеркнула защита. Последнее в свете обстоятельств дела, наверное, было лишнее.

Отсутствие Александрова парализует работу «Метростроя» и филиалов, продолжали адвокаты, это неизбежно приведет к аварийной ситуации. Смутно вспомнился эпизод с проходкой к «Горному институту»: тогда СМУ-11 «Метрострой» отбивалось от претензий налоговиков под тем предлогом, что остановка щита — это неизбежная аварийность.

«Наступит коллапс, 3000 человек останутся без работы… рано или поздно», — смутилась адвокат Александрова напоследок. Без этого тоже можно было обойтись: «оптимизация» штата идет на «Метрострое» давно и со сдачей Фрунзенского радиуса уж точно не замедлилась. Да и сам «Метрострой» первым делом после задержания директора заявил, что все функционирует в рабочем режиме.

Александров вспомнил про пятерых детей и пожилых родителей. «Никуда не уеду, — пообещал он и напомнил: — Два года назад были вопросы по грунтам» (имеется в виду дело 2016 года, в рамках которого ФСБ заходила в том числе в загородный дом Вадима Александрова).

«Я являюсь бенефициаром «Метростроя». Я сам у себя ворую? — набрасывал аргументов директор. — Нужно закрывать Фрунзенский радиус. У нас два действующих договора на новые линии метро. Все банки завязаны на мне, я веду переговоры с банками. У нас есть секретные объекты. Есть действующий контракт в Москве, в январе должны стартануть.

Люди идут на фамилию Александров, верят, хотят работать». Не обошлось и без спортивной геополитики: гендиректор «Метростроя» является вице-президентом федерации хоккея на траве, и здесь тоже дел полно в свете последних решений WADA.

«Я никуда ничего не шкерил, у меня дети… Извините, не прячу, — сбился Александров. — Я не хулиган, ни на кого не наезжаю, не давлю».

Следователь ко всеобщему облегчению сообщил, что не ставит под сомнение наличие пятерых детей; однако бенефициаров в «Метрострое» хватает, так что воровать в нем можно не только у себя. Адвокаты настаивают: нет заявления от потерпевшего, потому что и самого потерпевшего не заметно; кому причинен ущерб — неизвестно. Суд взял паузу на час, после чего объявил: до 8-го февраля 2020-го Николаю Александрову предстоит оставаться под стражей.

Олегу Кузьменко меру пресечения изберут 11 декабря.

Напомним, нынешний гендиректор «Метростроя» возглавил предприятие в 2017 году, когда эту должность освободил его отец Вадим Александров, руливший предприятием почти 25 лет. Уже тогда Александров-младший был вторым по величине участником капитала компании с 24,15%. С тех пор он последовательно, хотя и понемногу, наращивал свою долю, и с 24,95% практически дышит в спину «Петербургскому метрополитену» (25%). У КИО — 21%, у Вадима Александрова — 13,62%.
Вадим Александров
При этом, если судить по обыкновенным акциям, кажется, что город в лице Смольного и метро полностью контролирует организацию: у них 28% и 33% соответственно, против 17,19% и 9,82% отца и сына Александровых. Однако с учетом привилегированных акций династия может принимать решения по управлению предприятием.

Глава КРТИ Сергей Харлашкин давно сетовал на эту ситуацию: по его словам, такие бумаги нужны условным акционерам на Канарах, которые пользуются ими, лишь когда на предприятии беда. Именно поэтому привилегированные акции обретают право голоса, только если по ним недоплачены дивиденды. В «Метрострое» они у Александровых, и год за годом оказываются голосующими.

Читайте также:  Жители Дагестана похитили девушку ради женитьбы

«Деловой Петербург», 10.12.2019, «Вход в метро. Кому достанется контроль над петербургским «Метростроем»: В пресс–службе Эдуарда Батанова, петербургского вице–губернатора, курирующего инвестиционную политику и транспорт, рассказали «ДП», что правительство города не вмешивается в деятельность правоохранительных органов и не комментирует их. «Операционная деятельность ОАО «Метрострой» не нарушена, компания продолжает работу в обычном режиме», — добавили в пресс–службе.
Источник «ДП» не исключает, что силовые действия в отношении семьи Александровых направлены на смягчение их позиции относительно продажи контрольного пакета акций ОАО. Потенциальный покупатель, как утверждает источник, уже найден, и он лоялен Смольному.
Пакет акций ОАО «Метрострой» разделен между семьей Александровых, которая более 15 лет непосредственно руководит компанией, и властями Петербурга. В Смольном, которому для получения контроля над предприятием не хватает небольшого пакета, давно настаивают на том, чтобы Александровы продали свою долю, однако те сопротивляются и не идут на уступки по цене, говорит собеседник газеты.
В течение 2019 года происходил незначительный переток акций из рук в руки, но расстановка сил принципиально не изменилась. В ноябре на внеочередном общем собрании акционеров был избран новый совет директоров, и оба Александрова попали в его состав. Смольный в совете сменил двух своих представителей, но этим перестановки и ограничились. Однако, по данным источника «ДП», в конце ноября в Смольном состоялась встреча, где власти города и потенциальные инвесторы договорились о переходе части акций «Метростроя» в новые руки. Правда, при условии, что стоимость покупки «пакета Александровых» будет значительно снижена. — Врезка К.руГород много лет пытается взять «Метрострой» под контроль, ряд попыток сорвался.

Компания отмахивалась от разговоров о допэмиссии и говорила, что пока нечего обсуждать, хотя Смольный уже называл конкретные сроки.

Когда грянул постфутбольный кризис 2018 года, «Метрострою» пришлось наскребать деньги на зарплаты рабочим, на время он и вовсе лишился всех контрактов. В тот момент Смольный перестал форсировать тему увеличения своей доли, пообещав вернуться к этому вопросу после запуска новых станций осенью 2019 года. Желающий увидит в происходящем исполнение обещаний.

Сами станции запустили, как известно, со второго раза из опаски, что они не готовы к нештатным ситуациям. К тому времени Фрунзенский радиус на участке от «Международной» до «Шушар» давно превратился в подобие городской легенды. Сроки по нему неоднократно переносили, «Метрострой» и КРТИ обменивались претензиями, постоянно возникали проблемы с банковскими гарантиями и закрытием актов.

Ключевым доводом «Метростроя» всегда было изначально некорректное определение цены контракта, компания заочно кланялась бывшему вице-губернатору Марату Оганесяну.

В 2014-м Главгосэкспертиза при заключении соглашения одобрила стоимость в 35 млрд рублей, но был применен коэффициент 0,7, и договор в итоге заключили на 26 млрд рублей. 180 млн на этом фоне вряд ли спасли бы жителей Купчино и Шушар, но этот аргумент благоразумно в суде не озвучивали.

Источник: compromat.group

Больше новостей

Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected].