Гражданин Израиля Дмитрий Босов «зачищает» интернет после изгнания из «Ночной лиги»

Попробуйте провести эксперимент: ввести в поиск Интернета «Дмитрий Босов компромат». Как обнаружило сетевое издание «Компромат ГРУПП», — на выходе несколько статьей с невнятной критикой этого, получившего довольно широкую известность в последнее время, деятеля. Практически исчезли подробности его контактов с Борисом Березовским, личные воспоминания о том, как по поручению «лидеров эмигрантской оппозиции» (Березовский, Суворов-Резун, Чичваркин и другие) поднимал в 2000-х «оранжевую революцию», получив почетное звание «Курьер Березовского». Более того, Босов и усовершенствовал технологии управляемого социального протеста Джина Шарпа применительно к Украине. Ирина Фарион, видная украинская националистка, которая отвечала за идеологию во Всеукраинском объединении «Свобода» в 2004 — 2010 годах и получила печальную известность, заявив что «Ваня и Маша – омерзительные формы украинского языка», так отзывалась о Босове:
«Сначала у нас были подозрения к этому гражданину Израиля, представлявшему другого еврея. Но потом он предложил нам технологию майдана, в которой мы тогда не разбиралась и это было большой проблемой. Он же и придумал оранжевый цвет, и название майдан. Была также идея использовать широко казацкую тематику, но Дима отсоветовал, сказал, что будет антисемитская и гомофобская подоплека, а на Западе этого не любят».    
Но поймем нашего героя: совсем нерационально вспоминать дела давно минувших дней и ностальгировать по полету на одном чартере вместе с Петром Порошенко на пасху в Иерусалим, в тот момент, когда «незалежну Украину», вернее, её управленческую прослойку, среди которой немало друзей Босова, используют как инструмент подрыва экономики и политики России в наиболее циничных формах. Тем более, что и сам Дмитрий Борисович попал в труднейшую ситуацию. С одной стороны, ФСБ возбудило уголовное дело с весьма гнилыми последствиями против его Арктической горной компании за «подпольную» добычу угла на Таймыре. Как следствие – был перекрыт контрафактный уголь, который без уплаты налогов и таможенных пошлин, через грузинские порты, отгружал Украине Босов. Соответственно, исчезла прибыль, которая очень нужна была нашему комбинатору, чтобы перекрыть убытки, вызванные арестом Михаила Абызова, его партнера по владению кузбасскими угольными месторождениями. В прессе были опубликованы некоторые цифры: Абызов и Босов вывели за рубеж под видом инвестиций (правда, почему-то не прямых, а через офшорные конторы — прим. «Компромат ГРУПП») около миллиарда «угольных» долларов! А ведь приятели уже начали реализовывать очередной сногсшибательный проект: второй Северомуйский тоннель на БАМе с перспективой реконструировать порт Север – альтернативу Находке. Всего за пять лет. Разумеется, если государство чуть поможет – льготами и инвестициями. А потом сесть монополистом на туннель и, диктуя всем желающим цены, стричь купоны. Михаил Абызов в прошлом году пробился к Президенту Путину на прием и доложил о необходимости помочь Босову реализовать этот прекрасный проект. Владимир Путин профессионально решил перепроверить, так ли уж прекрасен план Босова у Олега Белозерова, президента РЖД. По информации «Компромат ГРУПП», последний чуть в обморок не упал, ознакомившись с фантазиями двух друзей, которые, видимо, знакомились с туннелями в швейцарских Альпах из окон «Майбаха». И доложил Путину, что мощные и высокопрофессиональные транспортные советские строители пробивали действующий Северомуйский тоннель 26 лет. При условии бесперебойного финансирования и снабжения современные технологии позволяют сократить этот срок до 10 лет. Но пять  лет на второй тоннель – это «завлекалка» в расчете на стремление Путина к 2024 году закончить ряд масштабных проектов с целью получить масштабное финансирование в рамках национальных проектов.

Читайте также:  В Чечне нашли двойника Арнольда Шварцнеггера
   
Самое интересное, что именно после такой «презентации» и у Абызова, и у Босова начались проблемы: Владимир Путин, как и всякий приличный человек, не любит, когда его пытаются «развести словно лоха ушастого». Михаил Абызов оказался за решеткой. Дмитрий Босов – пока нет, но уголовное дело получил. К тому же «поплыло» его другое фантастическое предложение – построить терминал в порту Диксон для вывоза своего сибирского угля и продукции других добывающих компаний в рамках нацпрограммы развития Арктики и Северного морского пути (СМП). Минприроды, выдавшее было положительное заключение на этот проект, неожиданно его отозвало, поставив под сомнение расчеты Абызова при определении грузовой базы СМП. Причем в дело вмешался Игорь Сечин, глава Роснефти, который обратился к Путину с письмом, в котором обосновал возможность того, что нефтедобывающие компании могут вложить в развитие Арктики 5-7 триллионов рублей при условии предоставления налоговых льгот. И тем самым окончательно выбил Босова из борьбы за доступ к инвестициям в рамках национального проекта. Зная психологию Сечина, можно предположить, что в общении с Президентом он попутно дал оценку и арктическим авантюрам Дмитрия Босова, что вкупе с эпизодом по Северомуйскому тоннелю привело к самому ужасному для Босова результату — с апреля этого года его перестали приглашать на матчи Ночной хоккейной лиги! А ведь это было одним из козырей соратника и ученика Березовского: небрежно упомянуть при переговорах, скажем, с западными инвесторами: «Мы эту тему обговаривали с ВВ сразу после матча, он её поддерживает и хорошо о вас отзывался».  
   
Так что согласитесь, в таких условиях любое упоминание в прессе о затейливых комбинациях и экзотическом прошлом Дмитрия Борисовича может стать тем самым поводом который окончательно нарушить весьма шаткое  статус-кво этого гражданина Израиля. Ведь и посадить могут!

Читайте также:  Банк Cynergy не заплатит Вексельбергу без риска для себя

Больше новостей

Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected].