Продам Родину. Элитно

Краткое вступление. Выдающийся русский оперный бас, Федор Иванович Шаляпин, был первым в постреволюционной России деятелем сцены, удостоенным звания Народного артиста Республики. Сегодня его именем назван жилой комплекс в Петербурге, авторы которого вполне могут претендовать на звание выдающихся элитных аферистов. Возможно, не всей России, но всей Северной столицы – однозначно.

Федор Иванович был человеком широкой души, любил шутки и розыгрыши. Есть легенда, что однажды, когда среди артистов разгорелся спор по вопросу, что такое искусство, Шаляпин незаметно удалился в соседнюю комнату, а потом внезапно распахнул дверь, и стоя на пороге смертельно бледный, с взъерошенными волосами, дрожащими губами, с полными ужаса глазами и произнес: «Пожар!». Выражение эмоционального шока, в котором пребывал актер, было настолько достоверным, что немедленно поднялась паника. Но Шаляпин лишь рассмеялся: «Теперь всем понятно, что такое искусство?!». Владельцы «Аксиомы» достигли в подобном искусстве таких высот, что сумели нае… (зачеркнуто) «разыграть» больше сорока покупателей «элитного самостроя», снос которого – без вариантов – лишь вопрос времени. По самым скромным прикидкам собственники «Аксиомы» заработали на этом «исскустве» около полумиллиарда (!) рублей.

Но было бы слишком просто, если бы речь шла всего лишь о еще одной схеме такого весьма распространенного, к сожалению, в строительной отрасли, явления как обычное мошенничество. Тем более, что историй про обычное мошенничество «Аксиомы» в Интернете можно найти предостаточно,даже не напрягаясь. Всего лишь ввести в поисковую строку название любого из ключевых объектов застройщика.
.
К примеру, согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним земельный участок с кадастровым номером 78:36:0005421:10 по адресу: Санкт-Петербург, Большая Озерная ул., д. 59, лит. А (это адрес размещения ЖК «Шаляпин» по информации вполне открытых источников), имеет вид разрешенного использования, никак не напоминающий жилищное, и уж тем более многоэтажное, строительство. По Реестру он предназначен для размещения объектов физической культуры и спорта. При этом в отношении участка действует ряд принципиальных обременений, которые строительство на участке многоквартирного дома по определению исключают: береговая полоса водного объекта площадью 1186 кв.м., водоохранная зона площадью 3599 кв.м., зона охраняемого природного ландшафта площадью 1 203 кв.м. и зона регулирования застройки и хозяйственной деятельности площадью 5 863 кв.м. Как минимум два из этих обременений устанавливают необходимость согласования размещения любого объекта на участке с Комитетом по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. Кроме того, на всей территории, где расположен участок, установлены специальные требования по высотности зданий — не более 10 метров, а также запрет вырубки средообразующих зеленых насаждений и запрет изменения рельефа и гидрологического режима территории.

Специализированные сайты о недвижимости в Петербурге примерно в равной пропорции выдают откровенно заказные отзывы о прелестях ЖК «Шаляпин» и реальные истории несостоявшихся покупателей, вовремя включивших голову и избежавших «счастья» приобрести квартиру в этом комплексе. Абсолютное большинство сомнений возникали у людей на этапе запроса документов, подтверждающих законность строительства. А отсутствие возможности с ними ознакомиться становилось решающим аргументом.

И это правильно. Потому как документов этих не существует в природе. Распоряжение Комитета по градостроительству и архитектуре о предоставлении разрешения на условно разрешенный вид использования участка (строительство многоквартирного дома) не издавалось. Градостроительный план земельного участка для целей строительства какого-либо капитального объекта, в частности многоквартирного жилого дома, Комитетом не разрабатывался, проектная документация по размещению многоквартирного жилого дома на рассмотрение в Комитет не предоставлялась.

Ни застройщик, ни арендаторы земельного участка в Службу государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга за получением разрешения на строительство, за проведением экспертизы проектной документации, за разрешением на ввод многоквартирного дома в эксплуатацию не обращались, и, соответственно, Службой не выдавались.

В общем, образцово-показательный самострой. При этом нет свидетельств ни одной попытки спецально уполномоченных на то госорганов прекратить строительство или ликвидировать незаконную постройку сразу после его окончания – до того, как дом заселен «элитными бездомными».

Еще одна крайне принципиальная деталь, на которую стоит обратить особое внимание. В соответствии с п. 1.2 Договора аренды участок предоставлен для размещения объекта незавершенного строительства и изменение цели использования участка допускается исключительно с согласия арендодателя (то есть Администрации города). А в п. 2.3 этого же Договора прямо сказано, что Арендатор не вправе без согласия Арендодателя возводить на Участке здания, сооружения, иные объекты недвижимого имущества. Кроме, как мы понимаем, объектов физической культуры и спорта.

История жилого комплекса «Шаляпин» открыла принципиально новый вид махинаций на рынке недвижимости. Если вкратце – схему хищения государственной земли одновременно с обманом покупателей квартир, реализуемую при участии государственных служащих и суда. Когда разбираешься в этой схеме – невольно задумываешься о том, что в Советском Союзе преступления против госсобственности относились к особо тяжким, вплоть до высшей меры. Может, отменить эту правовую норму все-таки поторопились?

Если строго придерживаться буквы действующего законодательства, то земельный участок,  на котором построен «Шаляпин», принадлежит государству и с 2011 года является предметом договора аренды между Санкт-Петербургом (в лице Комитета имущественных отношений) и двумя физическими лицами —  Е.Г. Слабиковой и О.В. Дубко, при этом последняя связана узами брака с С.Н. Феоктистовым, одним из учредителей «Аксиомы». Договор заключен на срок до 2060 года, то есть, что важно – еще как минимум 42 года должен приносить городу стабильный доход в виде арендной платы – около 10 миллионов рублей в год. То есть за 40 лет – без учета возможных повышений – примерно 400 миллионов.

Итого вместе с деньгами облапошенных покупателей квартир – почти миллиард шальных, по сути, денег. А вы говорите – искусство.

Но даже это, повторимся, – сущая мелочь в сравнении с тем, что отработана масштабируемая (!) схема вывода земли из собственности государства и перевода ее в частную собственность в обход всех действующих правовых норм, регулирующих сегодня подобные процедуры.

А теперь подробнее о том, как это работает.

Договор аренды заключен летом 2011. А уже в апреле 2012 – фото есть в интернете – на арендованном участке появились четкие очертания будущего ЖК. То есть, уже подписывая договор, арендаторы знали, что не будут соблюдать его условия. Что-то вроде этого юридическим языком называется «умысел», да? Однако есть и хорошие новости. Меньше чем через год после подписания договора у владельца земли – города Санкт-Петербурга – появилось право досрочно этот самый договор расторгнуть. И Санкт-Петербург в лице отдельных своих представителей этим правом… не воспользовался. Неоднократно.

Вспомним, как говориться, всех поименно. С 2011 года по настоящее время своим правом и очевидной возможностью прекратить незаконное строительство не воспользовались:
 
1.Правительство Санкт-Петербурга
2.Служба государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга
3.Администрация Выборгского района Санкт-Петербурга
4.ФГУП «ФКП Росреестра» по Санкт-Петербургу
5.Управление Росреестра по Санкт-Петербургу
6.Комитет по градостраительству и архитектуре Санкт-Петербурга
7.Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга
8.Государственная административно-техническая инспекция Санкт-Петербурга
9.Комитет по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности.
Итого девять госструктур. Не одна, не две. ДЕВЯТЬ.

А теперь давайте зададимся простым, но в нынешних условиях, к сожалению, риторическим вопросом: зачем и почему мы, налогоплательщики Санкт-Петербурга, кормим такую ораву дармоедов, неспособных выявить и прекратить длительное и явное – то есть, по сути, демонстративное нарушение целого ряда федеральных законов и региональных нормативных актов? Почему и зачем? Если кто-то вдруг сомневается в закономерности или обоснованности этих вопросов – пожалуйте ознакомиться.

В 2016 году гражданка Дубко — совсем до крайности охрене… (зачеркнуто) — обратилась в суд требованием о признании права собственности на многоквартирный дом (уточняем – на многоквартирный дом, самовольно возведенный на земельном участке, принадлежащем на праве собственности государству). При этом требование это было предъявлено… Администрации Выборгского района Санкт-Петербурга. То есть органу государственной власти, не уполномоченному регистрировать права собственности. И уж тем более – права собственности на незаконный самострой.

То есть схема могла рассыпаться уже на первом этапе – любой судья, мало-мальски владеющий даже не столько правовой базой, сколько элементарной логикой послал бы гражданку Дубко на… в смысле, отказался бы принять дело в производство. Ну как минимум потому, что (см. выше) в соответствии с пунктами 3.5.19, 3.8.2.3 Постановления Правительства Санкт-Петербурга № 1078 от 26 августа 2008 года — в редакции, действующей в период рассмотрения иска — у Администрации Выборгского района Санкт-Петербурга отсутствуют полномочия как по распоряжению земельными участками, которые находятся в государственной собственности, так и по выдаче разрешений на строительство многоквартирных домов, а также приемке и вводу в эксплуатацию построенного жилья. То есть районная Администрация тут в принципе «не при делах». Но такого судьи на траектории этого дела не оказалось. А оказалась судья Выборгского районного суда Санкт-Петербурга Гребенькова Л.В., которая своим решением установила, что… хотя об этом чуть позже. В первую очередь хотелось бы уточнить, что нет никаких сомнений в том, что Администрация Выборгского района (хотя бы в лице своих юрисконсультов) лучше всех знала, что она тут не при делах. То есть в данном иске, говоря юридическим языком, действовала «осознавая отсутствие полномочий на признание права в отношении самовольно возведенного многоквартирного дома на земельном участке, который принадлежит на праве собственности государству и не предназначен для многоквартирной застройки». Но вот что удивительно – в материалах дела не содержится ни одного намека на то, что Администрация сообщила об этом судье Гребеньковой. А содержится прямо противоположное: «Ответчик в судебное заседание явился, против удовлетворения иска НЕ ВОЗРАЖАЛ». Так же не содержиться намека и на то, что Администрация района хоть как-то пыталась обжаловать в установленном для таких случаев порядке абсурдное решение в конец гребнутой (ой, простите, Гребеньковой) судьи. Какая-то стеснительная Администрация, вы не находите? Пять лет. Пять долгих лет прямо у них под носом идет незаконная стройка – и ноль реакции. А потом бац – и результат этой стройки предъявляют через суд. Снова «молчание ягнят». И что они себе думают – кто-то решит, что это случайность? Нет. Они думают, что могут творить, что хотят – и никто им ничего не сделает. Как выясняется – правильно думают. Ведь в районе 8 (восемь!) (Справка по объектам) объектов, которые построила «Аксиома». Все они как-то выпали из зоны внимания чиновников. И это уровень районной Администрации!

Ведь не случайны же действия судьи Гребеньковой. Все до одного. Она не могла не осознавать, что Администрация Выборгского района не является надлежащим ответчиком по заявленным Дубко О.В. требованиям, что в силу п. 2 ст. 41 ГПК РФ может служить самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования. Но не случилось. Более того – судья имеет право в случае непредставления необходимых документов на основании ст. 136 ГПК РФ оставить исковое заявление о признании права собственности на самовольную постройку без движения, и в последствие, в случае не устранения нарушений, вернуть его истцу. То есть дело могло вообще не дойти до рассмотрения, если бы судья следовала интересам закона, а не каким-то иным. Но дело до суда дошло. И решение по нему можно рассматривать как продажу Родины. Без оговорок.

Одно обстоятельство нужно пояснить детальнее, поскольку оно возникает из умышленного игнорирования судьей комплекса ключевых документов федерального законодательства. И это уже значительно серьезнее, чем «припечатать» непричастную, но молчаливую районную администрацию. Есть норма Гражданского кодекса РФ, устанавливающая возможность признания права собственности на самовольную постройку (п. 3 ст. 222 ГК РФ). При этом, если принять во внимание п. 1 ст. 218 ГК РФ — для признания права собственности необходимо, чтобы объект недвижимого имущества был создан в полном соответствии с требованиями закона: на земельном участке, предоставленном в установленном порядке для строительства; с получением разрешения на строительство и иных необходимых документов; в соответствии с градостроительными и строительными нормами и правилами; имел акт ввода объекта в эксплуатацию. Кроме того, в соответствии со ст. 7 Земельного Кодекса РФ, правовой режим земельного участка определяется категорией земли и разрешенным использованием земельного участка, и должен допускать возможность осуществления на земельном участке строительства объекта недвижимости определенного назначения (жилого, складского, производственного, административного и т.п.). Разрешенное использование земельного участка, в том числе и возможность осуществления его застройки, определяется градостроительным регламентом применительно к каждой территориальной зоне, к которой относится земельный участок.

Таким образом, Дубко, заявляя требование о признании права собственности на самовольную постройку, должна была представить суду не только доказательства принадлежности земельного участка, но и доказательства соблюдения всех вышеупомянутых требований. Если заявительница не сделала этого добровольно – суд должен был обязать ее такие доказательства представить. В Обзоре судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 19 марта 2014 года, судье на стадии принятия к производству иска о признании права собственности на объект недвижимости в порядке ст. 222 ГК РФ необходимо проверять наличие документов, свидетельствующих о принятии лицом, создавшим самовольную постройку, мер к получению разрешений на строительство, на ввод объекта в эксплуатацию (например, представление отказа уполномоченного органа в выдаче таких разрешений). Достоверно известно, что Дубко за разрешением на строительство (реконструкцию) объектов капитального строительства по адресу: Санкт-Петербург, ул. Большая Озерная, д. 59, лит. А, в Службу государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга не обращалась, разрешение на строительство Службой не выдавалось. То есть для любого разумного человека ситуация однозначна. Но не для судьи Гребеньковой. Не будем наводить излишней таинственности. Просто констатируем, что к настоящему моменту однозначно доказано, что все… Нет, не так. ВСЕ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ перечисленные в различных нормативных актах требования при строительстве ЖК «Шаляпин» нарушены. Все. Без. Исключения. Включая требования по охране водных объектов и высотный регламент – для всего района он, напомним, не более 10 метров, а подтвержденная экспертизой высота ЖК «Шаляпин» — 15 метров 19 сантиметров.

И что вызывает особое отвращение, так это то, что сами по себе нарушения – это еще не самое «удивительное». Необходимо понимать, что по всем нормам российского права, которыми не может не владеть человек, занимающий должность судьи, многоквартирный жилой дом состоит из двух нераздельных составляющих. Первая – это жилые и нежилые помещения, являющиеся самостоятельными объектами гражданских прав. Вторая — общее имущество многоквартирного дома, в составе которого общие помещения, несущие конструкции дома, коммунальное оборудование и (внимание!) земельный участок, на котором распложен многоквартирный дом. Как же отреагировала на этот очевидный факт судья Гребенькова? Судья Гребенькова, обладая информацией о наличии государственной собственности на земельный участок, на котором Дубко О.В. самовольно возвела многоквартирный дом, а также о том, что участок не предназначен для строительства, признала право собственности Дубко О.В. на многоквартирный жилой дом, не определив весь состав общего имущества, то есть на данный момент люди, купившие квартиры в Шаляпине, долей в праве на земельный участок не располагают. Таким образом, судья Гребенькова Л.В. признала право собственности Дубко О.В. на самовольно возведенный многоквартирный дом с существенными нарушениями норм как материального, так и процессуального права.

Процитируем здесь п 2. статьи 4 Кодекса судейской этики, который гласит, что «В своей профессиональной деятельности и вне службы судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, руководствоваться … нормами процессуального законодательства, другими нормативными правовыми актами, а также … общепринятыми нормами морали и нравственности…»? И констатируем, что судья Гребенькова проигнорировала все признаки самовольной постройки (отсутствие у истца права на возведение на земельном участке многоквартирного дома, невозможность использования земельного участка для строительства многоквартирного дома, нарушение прав собственника в отношении земельного участка, отсутствие законодательно установленной возможности легализовать возведенный объект) и исследовала при рассмотрении дела (через назначение судебной экспертизы) исключительно отсутствие угрозы жизни и здоровью граждан.

Думаете, это все? Это только начало. Потому что парадоксальное с точки зрения закона, но вполне объяснимое с нескольких других — совершенно неприглядных — точек зрения решение судьи Гребеньковой не просто создает (еще один?) абсурдный прецедент в судебной практике. Это решение полностью «ломает» систему обращения с землей, находящейся в государственной собственности. И открывает «свободный» (то есть бесплатный для тех, кому разрешат авторы новых правил игры) доступ к миллионам квадратных метров (сегодня еще государственных) земель по всей стране. Решение по иску Дубко к Администрации Выборгского района, которое вынесла судья Гребенькова, не только определяет «альтернативную методику», но и запускает цепочку событий, умножающих абсурдность до величин невероятных.

Обычно на практике строительство многоквартирного дома не осуществляется одномоментно, этот процесс растянут во времени (подготовка строительной площадки, возведение самого объекта, подключение и подведение инженерных коммуникаций).
В данном случае строительство объекта длилось целых пять лет! Отсутствие же всех возможных разрешительных документов, в обычной жизни приносящее строительной компании множество хлопот и штрафов и делающее строительство в принципе невозможным, в данном случае никого из контролирующих и правоохранительных органов не смутило, и строительство странным образом, без штрафов и приостановок, стало вдруг возможным…

В частности, от пресечения незаконных действий застройщика полностью отстранилась Служба государственного строительного надзора и экспертизы, которая в силу закона в большей степени наделена полномочиями по контролю за соблюдением юридическими и физическими лицами требований градостроительного и земельного законодательства при осуществлении ими строительной деятельности. Так, несмотря на то, что с 2015 года Службе было доподлинно известно о факте самовольного строительства, она так и не воспользовалась ни правом привлечь застройщика к административной ответственности, ни правом обратиться в суд с иском о сносе самовольной постройки, созданной без необходимых разрешений и (или) с нарушениями градостроительных, строительных норм и правил.

Характерно, что вся работа Службы государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга по выявлению самовольных построек остается на бумаге и в дебрях судов: в списке самостроев, опубликованном на официальном сайте Службы, накопилось уже 82 пункта, при этом в перечне исполненных за пять лет решений о сносе – всего лишь шесть адресов.

В ходе судебного разбирательства Служба государственного строительного надзора не проявила особого рвения и в вопросе обеспечения надзора за соблюдением требований градостроительного и земельного законодательства при возведении многоквартирного дома. Так, из решения следует, что представитель Службы в судебное заседание не явился, представил отзыв на исковое заявление, в соответствии с которым «просил рассмотреть дело в его отсутствие, указывал, что … при наличии положительного заключения экспертизы представитель третьего лица не возражает против удовлетворения заявленных требований». Таким образом, Служба поставила возможность признания права собственности на самострой в зависимость от соблюдения только одного условия узаконивания самовольной постройки; несоблюдение же иных условий, свидетельствующих о существенных нарушениях градостроительного и земельного законодательств, Служба проигнорировала. Несмотря на существенные нарушения, допущенные застройщиком при строительстве многоквартирного дома, Служба каких-либо возражений в суде первой инстанции на данный счет не привела, как и не предприняла каких-либо мер к обжалованию судебного акта в апелляционном порядке.

Что по этому поводу можно сказать? Ничего. По крайней мере если не использовать ненормативную лексику.

Такой же оценки заслуживает деятельность Администрации Выборгского района Санкт-Петербурга, которая в случае выявления нарушений установленного порядка использования земельных участков, а равно нарушений имущественных прав государства, обладает широкими полномочиями по направлению соответствующих сведений в уполномоченные органы. В данном случае, Администрация Выборгского района Санкт-Петербурга, обладая информацией о незаконном строительстве многоквартирного дома на земельном участке, принадлежащем на праве собственности государству, сведения уполномоченным государственным органам (Комитету имущественных отношений, как представителю собственника) не предоставила, каких-либо мер, направленных на устранение нарушений имущественных прав государства, не предприняла.

Удивляет и то, как одному застройщику, осуществляющему массовое незаконное строительство, о котором доподлинно известно Администрации Выборгского района Санкт-Петербурга с 2009 года, в принципе удалось приобрести такое большое количество земельных участков, расположенных в районе Суздальских озер, и сколько земельных участков еще находится во владении застройщика, на которых строительство пока не осуществлено?

Комитет по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга, привлеченный к участию в деле в качестве третьего лица, на который согласно п. 1.2 Положения о Комитете обязан обеспечить «проведение единой государственной политики и осуществления государственного управления в сфере градостроительства и архитектуры в Санкт-Петербурге, а также координации деятельности исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга и взаимодействие с организациями, осуществляющими деятельность в Санкт-Петербурге в данной сфере» не менее удивительным образом не произвел НИКАКИХ действий по обжалованию незаконного решения суда, хотя обладает достаточным для этого ресурсом. При этом следует учитывать, что с даты первого судебного заседания по делу Комитету по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга было достоверно известно о самовольном возведении многоквартирного дома и сопровождавших каждый этап этого (еще раз подчеркнем – достаточно длительного) процесса нарушениях градостроительного законодательства. Равно как и о нарушении установленных в отношении земельного участка охранных зон, об отсутствии распоряжения о предоставлении разрешения на использование земельного участка под строительство жилого комплекса, об отсутствии утвержденного градостроительного плана и надлежащим образом разработанной и согласованной проектной документации, отсутствии разрешения на строительство и разрешения на ввод дома в эксплуатацию. Но вот как то… «не заметили». Что можно сказать о качестве «выполнения возложенных задач по осуществлению государственного управления в сфере градостроительства и архитектуры»? То, что можно по этому поводу сказать — вряд ли можно здесь напечатать.

От пресечения незаконных действий застройщика также отстранилась Государственная административно-техническая инспекция, уполномоченная осуществлять контроль за производством земляных, ремонтных и отдельных работ, связанным с благоустройством территории Санкт-Петербурга. Так, несмотря на то, что факт осуществления строительства многоквартирного дома на земельном участке, а равно факт осуществления благоустройства возведенного жилого комплекса застройщиком не скрывался, а более того активно им рекламировался, Государственная административно-техническая инспекция своим правом по привлечению застройщика к административной ответственности и по пресечению незаконных действий застройщика не воспользовалась.

Читайте также:  Судью судят: Светлана Мартынова использовала мертвого Цапка для взяток

Аналогичное бездействие продемонстрировал и Комитет по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности, которому предоставлены полномочия по осуществлению регионального государственного надзора в области использования и охраны водных объектов, за соблюдением особых условий водопользования и использования участков береговой полосы. Тот факт, что в отсутствие необходимых согласований часть многоквартирного дома с объектами благоустройства распложена в пределах береговой полосы и водоохранной зоны водного объекта, вновь никого не смутил. Странным образом, заместитель Председателя Комитета И.А. Серебрицкий по результатам планового (рейдового) осмотра озера Среднего Суздальского и прилегающей к нему территории вообще никаких нарушений не выявил, как и не выявил ограничения свободного доступа к озеру и его береговой линии. Каких-либо мер, к приостановлению в судебном порядке деятельности, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, со стороны Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности так предпринято и не было.

Но ладно эти.

Так, Управление Росреестра по Санкт-Петербургу,  прекрасно осознавая незаконность вынесенного Выборгским районным судом решения о признании права собственности за Дубко О.В. на самовольно возведенный многоквартирный дом, это решение не обжалует, допуская тем самым его вступление в законную силу и необходимость его исполнения. И следующим шагом ФГБУ «ФКП Росреестра по Санкт-Петербургу»  на земле принадлежащей государству, в отсутствии сформированного земельного участка, несмотря на очевидность его нецелевого использования  и, как следствие, незаконность решения суда, осуществляет действия по кадастровому учету ЖК «Шаляпин», и регистрирует право собственности Дубко в отношении многоквартирного дома по адресу: Санкт-Петербург, ул. Большая Озерная, д. 59, лит. А. 

В июле – августе 2016 года Управлением Росреестра по Санкт-Петербурга также зарегистрирован и последующий переход права собственности от Дубко О.В. к иным гражданам, которые приобрели квартиры в самовольно возведенном многоквартирном доме.

Пазл сложился, закрепив неведомый доселе способ незаконного изъятия (читай – хищения) государственной земли. Делай раз. Земельный участок, принадлежащий государству на праве собственности, не предназначенный для многоквартирной застройки, но расположенный в привлекательном для строительства месте, предоставляется на условиях договора аренды. Делай два. Арендатор при содействии (в том числе в форме бездействия) государственных органов возводит с нарушением норм земельного и градостроительного законодательства многоквартирный жилой дом. Делай три. Суд (с молчаливого согласия уполномоченных надзорных и контролирующих органов) признает за арендатором право собственности на самовольно возведенный многоквартирный дом. Делай  четыре. Установленное незаконным путем право ложится на бумагу через регистрацию в Росреестре. Делай пять — договор аренды признается прекратившим свое действие в связи с включением земельного участка в состав общего имущества многоквартирного дома и передачи его в общую долевую собственность собственников многоквартирного дома на безвозмездной основе. Дальше – делай вообще что хочешь и сколько хочешь раз. Например, перекладывай уже не принадлежащую государству арендную плату в личные карманы чиновников. Или сноси самострой, а когда «уляжется пыль» — строй на его месте (земля же в собственности) новый дом и продавай еще раз. Или… Пространство для фантазии почти бесконечное.

Думаете, это все? Вовсе нет.

Статус элитного дома подразумевает определенный уровень комфорта. Однако в распоряжении редакции есть два документа, изготовленных в недрах все того де Комитета по градостроительству и архитектуре. Это отказы в подключении ЖК «Шаляпин» к сетям газо- и водоснабжение. Обоснование одинаковое – констатация уже известного нам факта, что разрешения на строительство и ввод в эксплуатацию жилого дома по указанному адресу не выдавалось. То есть для того, чтобы оставить «элитных» жильцов без газа и воды этот аргумент вполне подходит. А для того, чтобы представить возражения в ходе судебного заседания, или обжаловать судебное решение, от которого за версту разит «липой» — не работает. Сюрреализм.
 
И что интересно – получить разрешение на подключение к сетям, если идти законным путем, весьма непросто. Всю душу вытрясут государевы люди. А вот вообще не получать, и при этом строить и продавать – элементарно. Чиновники слова не скажут.
 
Но важнее не это. Важнее всего то, что зная и про то, что дом построен незаконно, и про то, что квартиры в доме активно продаются – ни суд, ни чиновники не сделали НИ-ЧЕ-ГО чтобы это прекратить. Это они, по сути, втянули в свою «схему» 56 семей для того, чтобы использовать их в своих интересах. И это мошенничество в особо крупных размерах группы лиц по предварительному сговору. Без вариантов.

Все? Еще нет. Кого-то забыли…

Ага! Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга. Его полномочия (на бумаге) достаточно широки. Комитет проводит государственную политику в сфере управления и распоряжения государственным имуществом Санкт-Петербурга (напомним, до свистопляски с судом собственность города на земельный участок не подвергалась сомнению), контролирует (что, серьезно?!) его использование и сохранность (угу..). Что принципиально – в число задач Комитета входит защита имущественных прав Санкт-Петербурга (что, защитил, да? Что защитил-то?). Для выполнения этих задач Комитету предоставлено право на досрочное расторжение договоров аренды при выявленных нарушениях. Кроме того, пунктом 3.35.5 Положения о Комитете ему предоставлены полномочия по сносу незаконно возведенных объектов недвижимости. Просто обозначим, уже без комментариев – в период с 2011 по 2017 год Комитетом имущественных отношений Санкт-Петербурга проверка использования арендатором земельного участка на предмет соответствия видам разрешенного использования и условиям договора аренды не проводилась. К вопросу о качестве исполнения возложенных и на этот Комитет функций.

Если верить только документам — нарушение вида разрешенного использования в отношении земельного участка по адресу Санкт-Петербург, ул. Большая Озерная, д. 59, лит. А было выявлено и установлено Государственной инспекцией по контролю за использованием объектов недвижимости Санкт-Петербурга, да и то только после обращений граждан в 2017 году.

Есть, казалось бы, просвет в этом беспросветном мраке судебно-чиновничьего беспредела. «Выявленное и установленное» послужило основанием для обращения Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга в Выборгский районный суд Санкт-Петербурга с исковым заявлением в адрес владелиц участка Дубко и Слабиковой с требованиями о взыскании задолженности по арендной плате, пени за просрочку внесения арендной платы, штрафа за нарушений условий договора, расторжении договора аренды и выселении ответчиков с земельного участка. Что принципиально – на предварительных слушаниях по иску представитель Дубко обосновал и мотивировал неисполнение обязанности по внесению арендной платы именно тем, что с момента регистрации права собственности на первую квартиру в многоквартирном доме земельный участок вошел в состав общего имущества собственников многоквартирного дома, и, соответственно, арендные отношения считаются прекращенными.

Только вот дело это «досталось» все той же судье Гребеньковой, которая к настоящему моменту провела 6 предварительных судебных заседаний, так и не расмотрев иск по существу. Очередное заседание назначено на 18 июня 2018 года. Для сравнения – иск Дубко к Администрации Выборгского района Гребенькова рассмотрела за 3 (прописью – три!) заседания, из которых два были предварительными. Более того – появилась из правового тумана, окружающего это дело, прокуратура Выборгского района Санкт-Петербурга. Причем совсем не так, как можно предположить исходя из обязанностей прокуратуры надзирать за законностью. Прокуратура вместе с судьей Гребеньковой «намекнули» представителю Комитета имущественных отношений, что удовлетворить требования о «выселении» Дубко и Слабиковой с земельного участка не выйдет – как раз по причине вступившего в законную силу решения суда, узаконивающего самострой. У кого тут не появилось ощущения, что судьба дела предопределена?

Что еще следует включить в «формулу» — необходимо обратить внимание насколько гармонично связаны между собой и дополняют друг друга два незаконных решения: решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга по делу № 2-553/2016, которым признано право собственности Дубко О.В. в отношении всего многоквартирного дома, и позиция, сформулированная Верховным судом РФ, изложенная в определении по делу № 305-КГ-10570 от 24 января 2017 года по исковым требованиям ООО «Териберский берег», устанавливающая, что при приобретении всех квартир в одном доме одним лицом, у него возникает право частной индивидуальной собственности на земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом.
 
Одновременное следование позиции Верховного суда РФ и предоставление возможности узаконивания самовольно возведенных многоквартирных домов посредством признания права собственности застройщика на весь многоквартирный дом судебным решением, позволяет последнему претендовать на получение арендуемого земельного участка в частную индивидуальную собственность и зарегистрировать право собственности на земельный участок. Таким образом, судья федерального суда Гребенькова Л.В. и судьи Верховного суда РФ легитимизировали хищение государственного имущества с целью обогащения. Судьи. Госслужащие. Легитимизировали. Кражу. Государственного имущества.

В итоге, позиция Верховного суда РФ в сочетании с возможностью узаконить самовольно возведенный многоквартирный дом через механику судебного процесса позволяет застройщику осуществлять продажи квартир без передачи доли в праве на земельный участок. Опираясь на это решение картель из застройщиков и чиновников уже на практике отработал способ, который  лишает государство права собственности на земельные участки в ущерб бюджету (минуя торги) независимо от желания государства. Как говорил один кинематографический персонаж: «Сдается мне, что мы на пороге грандиозного шухера».

Вот сейчас много говорят о том, что в целом ряде областей деятельности людей могут скоро заменить роботы. В этой истории справедливость подобного утверждения не вызывает сомнений. Даже самый простой робот отлично может справиться с задачей «в любой непонятной, и даже предельно понятной, ситуации ни хрена не делать». Только робот при этом не будет требовать чиновничьей зарплаты, чиновничьих пенсий и прочих чиновничьих привилегий.

Более того – бездушная железяка по определению лучше бессовестной твари, которая устраивается на работу в госструктуру, уже зная, что делает это для того, чтобы воровать по-черному. Без оглядки, без границ и рамок, до потери всяческого человеческого облика и еще дальше. Ведь нужно понимать, что в данном случае речь идет не о банальных «коррупционных эпизодах», пусть даже нескольких. В данном случае речь идет о схеме, которая позволяет обокрасть даже не бюджет страны, а саму страну. В течение нескольких лет, в несколько этапов, последовательно и системно создавался прецедент, в котором государственная земля не просто безвозвратно уходит из государственного владения, а уходит сразу в «серую экономику», в которой дальше с этой землей можно устраивать любые фокусы.

Ведь что важно – при строительстве многоквартирных домов на частных земельных участках с нарушением их целевого использования, легализованном через судебное решение, нарушается один из основополагающих принципов Жилищного кодекса. По ЖК земельный участок не существует как отдельный предмет права и оборота. Это часть общедолевого имущества жильцов. Но это по ЖК. А Верховному суду плевать на ЖК с высокой горки, в результате чего получаем дом – отдельно, а земля – отдельно. Захотелось пятую виллу на Майорке – прибавляй к коммунальным платежам аренду земли и все случилось.

Совершенно очевидно, что если в ситуацию в самое ближайшее время не вмешается настоящая власть, а не та непонятная субстанция, которая именует себя почему-то «органами государственной власти Санкт-Петербурга» — начнется «растаскивание» государственной земли по частным карманам. Участвовать, естественно, будут лишь те, кто «в теме». В итоге государственной останется земля разве что под Кремлем. И то не факт.

И что еще доводит натурально до бешенства – это понимание, что «Аксиома» лишь винтик в большом механизме, которым управляет кто-то на самом верху. Иначе почему сначала дом строится и никто не замечает, потом идут продажи, реклама на всех перекрестках, риэлторы поголовно обсуждают сомнительность объекта — и снова никто из чиновников на всех уровнях даже бровью не повел, а потом суд принимает решение не глядя, и никто даже не удивляется – «ребята, а что происходит-то вообще»? Элитный дом без воды и без газа. Нормально? Нормаааально. Если сверху смотреть, откуда все люди, даже «элитные» не иначе как жалкими букашками выглядят. С той высоты и Верховный суд – не проблема. А там… пошла плясать губерния. Любой участок земли, хоть у воды, хоть в парке 18 века, хоть где уходит в «хорошие» руки без торгов, без выплат в бюджет и без малейшей перспективы возвращения.

Только вот версию о том, что это «чисто питерские заморочки» существенно подрывает один эпизод. 16 октября 2017 года по проблеме самовольного строительства многоквартирных домов на частных земельных участках с нарушением требований их целевого использования крайне резко высказался Президент РФ Владимир Владимирович Путин. И ни где-нибудь, а на заседании Правительства.

Правительство РФ тут же оперативно отреагировало. Но не так, как было задумано. Были разработаны и до первого ноября внесены на рассмотрение в Государственную думу РФ изменения в Гражданский кодекс РФ. Эти изменения запрещают сносить объекты недвижимого имущества, право собственности на которые зарегистрировано в Едином государственном реестре недвижимости или признано судом, то есть по сути узаконивают схему, реализованную в Петербурге через «Аксиому». Кроме того, в случае признания строения самовольной постройкой, выплаты правообладателям таких строений компенсации предусматриваются за счет средств бюджета.
 
Получается, что чиновники и судьи, получая зарплаты из бюджета и, будем откровенными, еще зарабатывая на самовольном строительстве многоквартирных домов, «разрешая» строить их в обход установленной процедуры предоставления земельных участков, теперь еще собираются заработать на выводе земли из госсобственности и на компенсациях. Слов для описания этого уже просто нет.
 
И невольно задумаемся о том, что, может и зря смертную казнь отменили? В Китае вот не отменили, и за 10 лет из убогого захолустья стали второй экономикой мира. А описанная выше схема, если задуматься – прямой путь в убогое захолустье. И никакими ракетами никому ничего не докажешь. Некуда их ставить будет, если всю государственную землю украдут. Потому что за исполнение любых нормативных документов – в том числе поправок в Гражданский кодекс, которые сейчас в Госдуме, отвечать будут региональные и муниципальные власти. То есть за их применение в Санкт-Петербурге отвечать будет Смольный. Именно тот Смольный, который наплодил комитетов,  творящих форменный беспредел. А еще тот Смольный, в котором районные власти не только творят беззаконие, но и выступают «болванчиками» в театральной постановке под названием «суд», в котором выступать, по большому счету, не имеют ни прав, ни полномочий.

Кто-то может решить, что ситуация на самом деле не столь беспросветна. На самом деле она еще хуже, поскольку некоторое количество деталей опущено в пользу относительной краткости текста. Полное описание ситуации есть в пятой части доклада, размещенном на сайте Общественной организации  «Общественный  контроль».
 
Здесь – по законам литературного жанра — стоит сформулировать какой-то вывод. Но в качестве вывода напрашивается лишь одно слово, и оно снова нелитературное.

…ец (зачеркнуто).

Продам Родину. Элитно. Оплата через суд.

Краткое вступление. Выдающийся русский оперный бас, Федор Иванович
Шаляпин, был первым в постреволюционной России деятелем сцены,
удостоенным звания Народного артиста Республики. Сегодня его именем назван
жилой комплекс в Петербурге, авторы которого вполне могут претендовать на
звание выдающихся элитных аферистов. Возможно, не всей России, но всей
Северной столицы – однозначно.

Федор Иванович был человеком широкой души, любил шутки и розыгрыши. Есть
легенда, что однажды, когда среди артистов разгорелся спор по вопросу, что
такое искусство, Шаляпин незаметно удалился в соседнюю комнату, а потом
внезапно распахнул дверь, и стоя на пороге смертельно бледный, с
взъерошенными волосами, дрожащими губами, с полными ужаса глазами и
произнес: «Пожар!». Выражение эмоционального шока, в котором пребывал
актер, было настолько достоверным, что немедленно поднялась паника. Но
Шаляпин лишь рассмеялся: «Теперь всем понятно, что такое искусство?!».
Владельцы «Аксиомы» достигли в подобном искусстве таких высот, что сумели
нае… (зачеркнуто) «разыграть» больше сорока покупателей «элитного
самостроя», снос которого – без вариантов – лишь вопрос времени. По самым
скромным прикидкам собственники «Аксиомы» заработали на этом «исскустве»
около полумиллиарда (!) рублей.
Но было бы слишком просто, если бы речь шла всего лишь о еще одной схеме
такого весьма распространенного, к сожалению, в строительной отрасли, явления
как обычное мошенничество. Тем более, что историй про обычное мошенничество
«Аксиомы» в Интернете можно найти предостаточно (http://potreb-
dozor.ru/%D0%BA%D0%BE%D1%80%D1%80%D1%83%D0%BF%D1%86%D0%B8%
D1%8F-
%D0%BF%D0%B5%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B1%D1%83%D1%80%D0%B3
%D0%B0-%D1%80%D0%B5%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE-
%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%B5/) ,даже не напрягаясь. Всего лишь ввести в
поисковую строку название любого из ключевых объектов застройщика (Перечень
объектов №10)
.
К примеру, согласно выписке из Единого государственного реестра (Приложение
№1) прав на недвижимое имущество и сделок с ним земельный участок с
кадастровым номером 78:36:0005421:10 по адресу: Санкт-Петербург, Большая
Озерная ул., д. 59, лит. А (это адрес размещения ЖК «Шаляпин» по информации
вполне открытых источников), имеет вид разрешенного использования, никак не
напоминающий жилищное, и уж тем более многоэтажное, строительство. По
Реестру он предназначен для размещения объектов физической культуры и
спорта. При этом в отношении участка действует ряд принципиальных

обременений, которые строительство на участке многоквартирного дома по
определению исключают: береговая полоса водного объекта площадью 1186
кв.м., водоохранная зона площадью 3599 кв.м., зона охраняемого природного
ландшафта площадью 1 203 кв.м. и зона регулирования застройки и
хозяйственной деятельности площадью 5 863 кв.м. Как минимум два из этих
обременений устанавливают необходимость согласования размещения любого
объекта на участке с Комитетом по государственному контролю, использованию и
охране памятников истории и культуры. Кроме того, на всей территории, где
расположен участок, установлены специальные требования по высотности зданий
— не более 10 метров, а также запрет вырубки средообразующих зеленых
насаждений и запрет изменения рельефа и гидрологического режима территории.

Специализированные сайты о недвижимости в Петербурге примерно в равной
пропорции выдают откровенно заказные отзывы о прелестях (Приложение №3)
ЖК «Шаляпин» и реальные истории несостоявшихся покупателей, вовремя
включивших голову и избежавших «счастья» приобрести квартиру в этом
комплексе. Абсолютное большинство сомнений возникали у людей на этапе
запроса документов, подтверждающих законность строительства. А отсутствие
возможности с ними ознакомиться становилось решающим аргументом.

И это правильно. Потому как документов этих не существует в природе.
Распоряжение Комитета по градостроительству и архитектуре о предоставлении
разрешения на условно разрешенный вид использования участка (строительство
многоквартирного дома) не издавалось. Градостроительный план земельного
участка для целей строительства какого-либо капитального объекта, в частности
многоквартирного жилого дома, Комитетом не разрабатывался, проектная
документация по размещению многоквартирного жилого дома на рассмотрение в
Комитет не предоставлялась. (Приложение №:6)
Ни застройщик, ни арендаторы земельного участка в Службу государственного
строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга за получением
разрешения на строительство, за проведением экспертизы проектной
документации, за разрешением на ввод многоквартирного дома в эксплуатацию
не обращались, и, соответственно, Службой не выдавались.
В общем, образцово-показательный самострой. При этом нет свидетельств ни
одной попытки спецально уполномоченных на то госорганов прекратить
строительство или ликвидировать незаконную постройку сразу после его
окончания – до того, как дом заселен «элитными бездомными».

Еще одна крайне принципиальная деталь, на которую стоит обратить особое
внимание. В соответствии с п. 1.2 Договора аренды (Приложение №2) участок
предоставлен для размещения объекта незавершенного строительства и
изменение цели использования участка допускается исключительно с согласия

арендодателя (то есть Администрации города). А в п. 2.3 этого же Договора прямо
сказано, что Арендатор не вправе без согласия Арендодателя возводить на
Участке здания, сооружения, иные объекты недвижимого имущества. Кроме, как
мы понимаем, объектов физической культуры и спорта.
История жилого комплекса «Шаляпин» открыла принципиально новый вид
махинаций на рынке недвижимости. Если вкратце – схему хищения
государственной земли одновременно с обманом покупателей квартир,
реализуемую при участии государственных служащих и суда. Когда разбираешься
в этой схеме – невольно задумываешься о том, что в Советском Союзе
преступления против госсобственности относились к особо тяжким, вплоть до
высшей меры. Может, отменить эту правовую норму все-таки поторопились?

Если строго придерживаться буквы действующего законодательства, то
земельный участок, на котором построен «Шаляпин», принадлежит государству и
с 2011 года является предметом договора аренды между Санкт-Петербургом (в
лице Комитета имущественных отношений) и двумя физическими лицами — Е.Г.
Слабиковой и О.В. Дубко, при этом последняя связана узами брака с С.Н.
Феоктистовым, одним из учредителей «Аксиомы». Договор заключен на срок до
2060 года, то есть, что важно – еще как минимум 42 года должен приносить городу
стабильный доход в виде арендной платы – около 10 миллионов рублей в год. То
есть за 40 лет – без учета возможных повышений – примерно 400 миллионов.
Итого вместе с деньгами облапошенных покупателей квартир – почти миллиард
шальных, по сути, денег. А вы говорите – искусство.

Но даже это, повторимся, – сущая мелочь в сравнении с тем, что отработана
масштабируемая (!) схема вывода земли из собственности государства и
перевода ее в частную собственность в обход всех действующих правовых норм,
регулирующих сегодня подобные процедуры.

А теперь подробнее о том, как это работает.
Договор аренды заключен летом 2011. А уже в апреле 2012 – фото есть в
интернете – на арендованном участке появились четкие очертания будущего ЖК.
То есть, уже подписывая договор, арендаторы знали, что не будут соблюдать его
условия. Что-то вроде этого юридическим языком называется «умысел», да?
Однако есть и хорошие новости. Меньше чем через год после подписания
договора у владельца земли – города Санкт-Петербурга – появилось право
досрочно этот самый договор расторгнуть. И Санкт-Петербург в лице отдельных
своих представителей этим правом… не воспользовался. Неоднократно.

Вспомним, как говориться, всех поименно. С 2011 года по настоящее время своим
правом и очевидной возможностью прекратить незаконное строительство не
воспользовались:

Читайте также:  Страшный сон Юсуфовых наяву

1.Правительство Санкт-Петербурга
2.Служба государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-
Петербурга
3.Администрация Выборгского района Санкт-Петербурга
4.ФГУП «ФКП Росреестра» по Санкт-Петербургу
5.Управление Росреестра по Санкт-Петербургу
6.Комитет по градостраительству и архитектуре Санкт-Петербурга
7.Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга
8.Государственная административно-техническая инспекция Санкт-Петербурга
9.Комитет по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению
экологической безопасности.
Итого девять госструктур. Не одна, не две. ДЕВЯТЬ.
А теперь давайте зададимся простым, но в нынешних условиях, к сожалению,
риторическим вопросом: зачем и почему мы, налогоплательщики Санкт-
Петербурга, кормим такую ораву дармоедов, неспособных выявить и прекратить
длительное и явное – то есть, по сути, демонстративное нарушение целого ряда
федеральных законов и региональных нормативных актов? Почему и зачем? Если
кто-то вдруг сомневается в закономерности или обоснованности этих вопросов –
пожалуйте ознакомиться.

В 2016 году гражданка Дубко — совсем до крайности охрене… (зачеркнуто) —
обратилась в суд требованием о признании права собственности на
многоквартирный дом (уточняем – на многоквартирный дом, самовольно
возведенный на земельном участке, принадлежащем на праве собственности
государству) (Приложение №8). При этом требование это было предъявлено…
Администрации Выборгского района Санкт-Петербурга. То есть органу
государственной власти, не уполномоченному регистрировать права
собственности. И уж тем более – права собственности на незаконный самострой.

То есть схема могла рассыпаться уже на первом этапе – любой судья, мало-
мальски владеющий даже не столько правовой базой, сколько элементарной
логикой послал бы гражданку Дубко на… в смысле, отказался бы принять дело в
производство. Ну как минимум потому, что (см. выше) в соответствии с пунктами
3.5.19, 3.8.2.3 Постановления Правительства Санкт-Петербурга № 1078 от 26
августа 2008 года — в редакции, действующей в период рассмотрения иска — у
Администрации Выборгского района Санкт-Петербурга отсутствуют полномочия
как по распоряжению земельными участками, которые находятся в
государственной собственности, так и по выдаче разрешений на строительство
многоквартирных домов, а также приемке и вводу в эксплуатацию построенного
жилья. То есть районная Администрация тут в принципе «не при делах». Но
такого судьи на траектории этого дела не оказалось. А оказалась судья
Выборгского районного суда Санкт-Петербурга Гребенькова Л.В., которая своим
решением установила, что… хотя об этом чуть позже. В первую очередь хотелось
бы уточнить, что нет никаких сомнений в том, что Администрация Выборгского

района (хотя бы в лице своих юрисконсультов) лучше всех знала, что она тут не
при делах. То есть в данном иске, говоря юридическим языком, действовала
«осознавая отсутствие полномочий на признание права в отношении самовольно
возведенного многоквартирного дома на земельном участке, который
принадлежит на праве собственности государству и не предназначен для
многоквартирной застройки». Но вот что удивительно – в материалах дела не
содержится ни одного намека на то, что Администрация сообщила об этом судье
Гребеньковой. А содержится прямо противоположное: «Ответчик в судебное
заседание явился, против удовлетворения иска НЕ ВОЗРАЖАЛ» (Приложение
№22). Так же не содержиться намека и на то, что Администрация района хоть как-
то пыталась обжаловать в установленном для таких случаев порядке абсурдное
решение в конец гребнутой (ой, простите, Гребеньковой) судьи. Какая-то
стеснительная Администрация, вы не находите? Пять лет. Пять долгих лет прямо
у них под носом идет незаконная стройка – и ноль реакции. А потом бац – и
результат этой стройки предъявляют через суд. Снова «молчание ягнят». И что
они себе думают – кто-то решит, что это случайность? Нет. Они думают, что могут
творить, что хотят – и никто им ничего не сделает. Как выясняется – правильно
думают. Ведь в районе 8 (восемь!) (Справка по объектам) объектов, которые
построила «Аксиома». Все они как-то выпали из зоны внимания чиновников. И это
уровень районной Администрации!

Ведь не случайны же действия судьи Гребеньковой. Все до одного. Она не могла
не осознавать, что Администрация Выборгского района не является надлежащим
ответчиком по заявленным Дубко О.В. требованиям, что в силу п. 2 ст. 41 ГПК РФ
может служить самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении
заявленного требования. Но не случилось. Более того – судья имеет право в
случае непредставления необходимых документов на основании ст. 136 ГПК РФ
оставить исковое заявление о признании права собственности на самовольную
постройку без движения, и в последствие, в случае не устранения нарушений,
вернуть его истцу. То есть дело могло вообще не дойти до рассмотрения, если бы
судья следовала интересам закона, а не каким-то иным. Но дело до суда дошло.
И решение по нему можно рассматривать как продажу Родины. Без оговорок.

Одно обстоятельство нужно пояснить детальнее, поскольку оно возникает из
умышленного игнорирования судьей комплекса ключевых документов
федерального законодательства. И это уже значительно серьезнее, чем
«припечатать» непричастную, но молчаливую районную администрацию. Есть
норма Гражданского кодекса РФ, устанавливающая возможность признания права
собственности на самовольную постройку (п. 3 ст. 222 ГК РФ). При этом, если
принять во внимание п. 1 ст. 218 ГК РФ — для признания права собственности
необходимо, чтобы объект недвижимого имущества был создан в полном
соответствии с требованиями закона: на земельном участке, предоставленном в
установленном порядке для строительства; с получением разрешения на
строительство и иных необходимых документов; в соответствии с

градостроительными и строительными нормами и правилами; имел акт ввода
объекта в эксплуатацию. Кроме того, в соответствии со ст. 7 Земельного Кодекса
РФ, правовой режим земельного участка определяется категорией земли и
разрешенным использованием земельного участка, и должен допускать
возможность осуществления на земельном участке строительства объекта
недвижимости определенного назначения (жилого, складского,
производственного, административного и т.п.). Разрешенное использование
земельного участка, в том числе и возможность осуществления его застройки,
определяется градостроительным регламентом применительно к каждой
территориальной зоне, к которой относится земельный участок.

Таким образом, Дубко, заявляя требование о признании права собственности на
самовольную постройку, должна была представить суду не только доказательства
принадлежности земельного участка, но и доказательства соблюдения всех
вышеупомянутых требований. Если заявительница не сделала этого добровольно
– суд должен был обязать ее такие доказательства представить. В Обзоре
судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством,
утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 19 марта 2014 года, судье на
стадии принятия к производству иска о признании права собственности на объект
недвижимости в порядке ст. 222 ГК РФ необходимо проверять наличие
документов, свидетельствующих о принятии лицом, создавшим самовольную
постройку, мер к получению разрешений на строительство, на ввод объекта в
эксплуатацию (например, представление отказа уполномоченного органа в
выдаче таких разрешений). Достоверно известно, что Дубко за разрешением на
строительство (реконструкцию) объектов капитального строительства по
адресу: Санкт-Петербург, ул. Большая Озерная, д. 59, лит. А, в Службу
государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга не
обращалась, разрешение на строительство Службой не выдавалось. То есть для
любого разумного человека ситуация однозначна. Но не для судьи Гребеньковой.
Не будем наводить излишней таинственности. Просто констатируем, что к
настоящему моменту однозначно доказано, что все… Нет, не так. ВСЕ БЕЗ
ИСКЛЮЧЕНИЯ перечисленные в различных нормативных актах требования при
строительстве ЖК «Шаляпин» нарушены. Все. Без. Исключения. Включая
требования по охране водных объектов и высотный регламент – для всего района
он, напомним, не более 10 метров, а подтвержденная экспертизой высота ЖК
«Шаляпин» — 15 метров 19 сантиметров.

И что вызывает особое отвращение, так это то, что сами по себе нарушения – это
еще не самое «удивительное». Необходимо понимать, что по всем нормам
российского права, которыми не может не владеть человек, занимающий
должность судьи, многоквартирный жилой дом состоит из двух нераздельных
составляющих. Первая – это жилые и нежилые помещения, являющиеся
самостоятельными объектами гражданских прав. Вторая — общее имущество
многоквартирного дома, в составе которого общие помещения, несущие

конструкции дома, коммунальное оборудование и (внимание!) земельный участок,
на котором распложен многоквартирный дом. Как же отреагировала на этот
очевидный факт судья Гребенькова? Судья Гребенькова, обладая информацией о
наличии государственной собственности на земельный участок, на котором Дубко
О.В. самовольно возвела многоквартирный дом, а также о том, что участок не
предназначен для строительства, признала право собственности Дубко О.В. на
многоквартирный жилой дом, не определив весь состав общего имущества, то
есть на данный момент люди, купившие квартиры в Шаляпине, долей в праве на
земельный участок не располагают. Таким образом, судья Гребенькова Л.В.
признала право собственности Дубко О.В. на самовольно возведенный
многоквартирный дом с существенными нарушениями норм как материального,
так и процессуального права.

Процитируем здесь п 2. статьи 4 Кодекса судейской этики, который гласит, что «В
своей профессиональной деятельности и вне службы судья обязан соблюдать
Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы,
федеральные законы, руководствоваться … нормами процессуального
законодательства, другими нормативными правовыми актами, а также …
общепринятыми нормами морали и нравственности…»? И констатируем, что
судья Гребенькова проигнорировала все признаки самовольной постройки
(отсутствие у истца права на возведение на земельном участке многоквартирного
дома, невозможность использования земельного участка для строительства
многоквартирного дома, нарушение прав собственника в отношении земельного
участка, отсутствие законодательно установленной возможности легализовать
возведенный объект) и исследовала при рассмотрении дела (через назначение
судебной экспертизы) исключительно отсутствие угрозы жизни и здоровью
граждан.

Думаете, это все? Это только начало. Потому что парадоксальное с точки зрения
закона, но вполне объяснимое с нескольких других — совершенно неприглядных —
точек зрения решение судьи Гребеньковой не просто создает (еще один?)
абсурдный прецедент в судебной практике. Это решение полностью «ломает»
систему обращения с землей, находящейся в государственной собственности. И
открывает «свободный» (то есть бесплатный для тех, кому разрешат авторы
новых правил игры) доступ к миллионам квадратных метров (сегодня еще
государственных) земель по всей стране. Решение по иску Дубко к
Администрации Выборгского района, которое вынесла судья Гребенькова, не
только определяет «альтернативную методику», но и запускает цепочку событий,
умножающих абсурдность до величин невероятных.
Обычно на практике строительство многоквартирного дома не осуществляется
одномоментно, этот процесс растянут во времени (подготовка строительной
площадки, возведение самого объекта, подключение и подведение инженерных
коммуникаций).

В данном случае строительство объекта длилось целых пять лет! Отсутствие же
всех возможных разрешительных документов, в обычной жизни приносящее
строительной компании множество хлопот и штрафов и делающее строительство
в принципе невозможным, в данном случае никого из контролирующих и
правоохранительных органов не смутило, и строительство странным образом, без
штрафов и приостановок, стало вдруг возможным…
В частности, от пресечения незаконных действий застройщика полностью
отстранилась Служба государственного строительного надзора и экспертизы,
которая в силу закона в большей степени наделена полномочиями по контролю за
соблюдением юридическими и физическими лицами требований
градостроительного и земельного законодательства при осуществлении ими
строительной деятельности. Так, несмотря на то, что с 2015 года Службе было
доподлинно известно о факте самовольного строительства, она так и не
воспользовалась ни правом привлечь застройщика к административной
ответственности, ни правом обратиться в суд с иском о сносе самовольной
постройки, созданной без необходимых разрешений и (или) с нарушениями
градостроительных, строительных норм и правил.
Характерно, что вся работа Службы государственного строительного надзора и
экспертизы Санкт-Петербурга по выявлению самовольных построек остается на
бумаге и в дебрях судов: в списке самостроев, опубликованном на официальном
сайте Службы, накопилось уже 82 пункта, при этом в перечне исполненных за
пять лет решений о сносе – всего лишь шесть адресов.(Приложение №9)
В ходе судебного разбирательства Служба государственного строительного
надзора не проявила особого рвения и в вопросе обеспечения надзора за
соблюдением требований градостроительного и земельного законодательства
при возведении многоквартирного дома. Так, из решения следует, что
представитель Службы в судебное заседание не явился, представил отзыв на
исковое заявление, в соответствии с которым «просил рассмотреть дело в его
отсутствие, указывал, что … при наличии положительного заключения экспертизы
представитель третьего лица не возражает против удовлетворения заявленных
требований». Таким образом, Служба поставила возможность признания права
собственности на самострой в зависимость от соблюдения только одного условия
узаконивания самовольной постройки; несоблюдение же иных условий,
свидетельствующих о существенных нарушениях градостроительного и
земельного законодательств, Служба проигнорировала. Несмотря на
существенные нарушения, допущенные застройщиком при строительстве
многоквартирного дома, Служба каких-либо возражений в суде первой инстанции
на данный счет не привела, как и не предприняла каких-либо мер к обжалованию
судебного акта в апелляционном порядке.
Что по этому поводу можно сказать? Ничего. По крайней мере если не
использовать ненормативную лексику.

Такой же оценки заслуживает деятельность Администрации Выборгского района
Санкт-Петербурга, которая в случае выявления нарушений установленного
порядка использования земельных участков, а равно нарушений имущественных
прав государства, обладает широкими полномочиями по направлению
соответствующих сведений в уполномоченные органы. В данном случае,
Администрация Выборгского района Санкт-Петербурга, обладая информацией о
незаконном строительстве многоквартирного дома на земельном участке,
принадлежащем на праве собственности государству, сведения уполномоченным
государственным органам (Комитету имущественных отношений, как
представителю собственника) не предоставила, каких-либо мер, направленных на
устранение нарушений имущественных прав государства, не предприняла.
Удивляет и то, как одному застройщику, осуществляющему массовое незаконное
строительство, о котором доподлинно известно Администрации Выборгского
района Санкт-Петербурга с 2009 года (Приложение №11)
, в принципе удалось приобрести такое большое количество земельных участков,
расположенных в районе Суздальских озер, и сколько земельных участков еще
находится во владении застройщика, на которых строительство пока не
осуществлено?
Комитет по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга,
привлеченный к участию в деле в качестве третьего лица, на который согласно п.
1.2 Положения о Комитете обязан обеспечить «проведение единой
государственной политики и осуществления государственного управления в
сфере градостроительства и архитектуры в Санкт-Петербурге, а также
координации деятельности исполнительных органов государственной власти
Санкт-Петербурга и взаимодействие с организациями, осуществляющими
деятельность в Санкт-Петербурге в данной сфере» не менее удивительным
образом не произвел НИКАКИХ действий по обжалованию незаконного решения
суда, хотя обладает достаточным для этого ресурсом. При этом следует
учитывать, что с даты первого судебного заседания по делу Комитету по
градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга было достоверно известно о
самовольном возведении многоквартирного дома и сопровождавших каждый этап
этого (еще раз подчеркнем – достаточно длительного) процесса нарушениях
градостроительного законодательства. Равно как и о нарушении установленных в
отношении земельного участка охранных зон, об отсутствии распоряжения о
предоставлении разрешения на использование земельного участка под
строительство жилого комплекса, об отсутствии утвержденного
градостроительного плана и надлежащим образом разработанной и
согласованной проектной документации, отсутствии разрешения на строительство
и разрешения на ввод дома в эксплуатацию. Но вот как то… «не заметили». Что
можно сказать о качестве «выполнения возложенных задач по осуществлению
государственного управления в сфере градостроительства и архитектуры»? То,
что можно по этому поводу сказать — вряд ли можно здесь напечатать.

От пресечения незаконных действий застройщика также отстранилась
Государственная административно-техническая инспекция, уполномоченная
осуществлять контроль за производством земляных, ремонтных и отдельных
работ, связанным с благоустройством территории Санкт-Петербурга. Так,
несмотря на то, что факт осуществления строительства многоквартирного дома
на земельном участке, а равно факт осуществления благоустройства
возведенного жилого комплекса застройщиком не скрывался, а более того
активно им рекламировался, Государственная административно-техническая
инспекция своим правом по привлечению застройщика к административной
ответственности и по пресечению незаконных действий застройщика не
воспользовалась.
Аналогичное бездействие продемонстрировал и Комитет по природопользованию,
охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности, которому
предоставлены полномочия по осуществлению регионального государственного
надзора в области использования и охраны водных объектов, за соблюдением
особых условий водопользования и использования участков береговой
полосы(Приложение №20). Тот факт, что в отсутствие необходимых согласований
часть многоквартирного дома с объектами благоустройства распложена в
пределах береговой полосы и водоохранной зоны водного объекта, вновь никого
не смутил (Приложение №5). Странным образом, заместитель Председателя
Комитета И.А. Серебрицкий по результатам планового (рейдового) осмотра озера
Среднего Суздальского и прилегающей к нему территории вообще никаких
нарушений не выявил, как и не выявил ограничения свободного доступа к озеру и
его береговой линии (Приложение №13). Каких-либо мер, к приостановлению в
судебном порядке деятельности, осуществляемой с нарушением
законодательства в области охраны окружающей среды, со стороны Комитета по
природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической
безопасности так предпринято и не было.
Но ладно эти.
Так, Управление Росреестра по Санкт-Петербургу, прекрасно осознавая
незаконность вынесенного Выборгским районным судом решения о признании
права собственности за Дубко О.В. на самовольно возведенный многоквартирный
дом, это решение не обжалует, допуская тем самым его вступление в законную
силу и необходимость его исполнения. И следующим шагом ФГБУ «ФКП
Росреестра по Санкт-Петербургу» на земле принадлежащей государству, в
отсутствии сформированного земельного участка, несмотря на очевидность его
нецелевого использования и, как следствие, незаконность решения суда,
осуществляет действия по кадастровому учету ЖК «Шаляпин», и регистрирует
право собственности Дубко в отношении многоквартирного дома по
адресу: Санкт-Петербург, ул. Большая Озерная, д. 59, лит. А. (Приложение №14)

В июле – августе 2016 года Управлением Росреестра по Санкт-Петербурга также
зарегистрирован и последующий переход права собственности от Дубко О.В. к

иным гражданам, которые приобрели квартиры в самовольно возведенном
многоквартирном доме.

Пазл сложился, закрепив неведомый доселе способ незаконного изъятия (читай –
хищения) государственной земли. Делай раз. Земельный участок, принадлежащий
государству на праве собственности, не предназначенный для многоквартирной
застройки, но расположенный в привлекательном для строительства месте,
предоставляется на условиях договора аренды. Делай два. Арендатор при
содействии (в том числе в форме бездействия) государственных органов возводит
с нарушением норм земельного и градостроительного законодательства
многоквартирный жилой дом. Делай три. Суд (с молчаливого согласия
уполномоченных надзорных и контролирующих органов) признает за арендатором
право собственности на самовольно возведенный многоквартирный дом. Делай
четыре. Установленное незаконным путем право ложится на бумагу через
регистрацию в Росреестре. Делай пять — договор аренды признается
прекратившим свое действие в связи с включением земельного участка в состав
общего имущества многоквартирного дома и передачи его в общую долевую
собственность собственников многоквартирного дома на безвозмездной основе.
Дальше – делай вообще что хочешь и сколько хочешь раз. Например,
перекладывай уже не принадлежащую государству арендную плату в личные
карманы чиновников. Или сноси самострой, а когда «уляжется пыль» — строй на
его месте (земля же в собственности) новый дом и продавай еще раз. Или…
Пространство для фантазии почти бесконечное.
Думаете, это все? Вовсе нет.

Статус элитного дома подразумевает определенный уровень комфорта. Однако в
распоряжении редакции есть два документа, изготовленных в недрах все того де
Комитета по градостроительству и архитектуре.(Приложение №7) Это отказы в
подключении ЖК «Шаляпин» к сетям газо- и водоснабжение. Обоснование
одинаковое – констатация уже известного нам факта, что разрешения на
строительство и ввод в эксплуатацию жилого дома по указанному адресу не
выдавалось. То есть для того, чтобы оставить «элитных» жильцов без газа и воды
этот аргумент вполне подходит. А для того, чтобы представить возражения в ходе
судебного заседания, или обжаловать судебное решение, от которого за версту
разит «липой» — не работает. Сюрреализм.

И что интересно – получить разрешение на подключение к сетям, если идти
законным путем, весьма непросто. Всю душу вытрясут государевы люди. А вот
вообще не получать, и при этом строить и продавать – элементарно. Чиновники
слова не скажут.
Но важнее не это. Важнее всего то, что зная и про то, что дом построен незаконно,
и про то, что квартиры в доме активно продаются – ни суд, ни чиновники не
сделали НИ-ЧЕ- ГО чтобы это прекратить. Это они, по сути, втянули в свою
«схему» 56 семей для того, чтобы использовать их в своих интересах. И это
мошенничество в особо крупных размерах группы лиц по предварительному
сговору. Без вариантов.

Все? Еще нет. Кого-то забыли…

Ага! Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга. Его полномочия (на
бумаге) достаточно широки. Комитет проводит государственную политику в сфере
управления и распоряжения государственным имуществом Санкт-Петербурга
(напомним, до свистопляски с судом собственность города на земельный участок
не подвергалась сомнению), контролирует (что, серьезно?!) его использование и
сохранность (угу..). Что принципиально – в число задач Комитета входит защита
имущественных прав Санкт-Петербурга (что, защитил, да? Что защитил-то?). Для
выполнения этих задач Комитету предоставлено право на досрочное расторжение
договоров аренды при выявленных нарушениях. Кроме того, пунктом 3.35.5
Положения о Комитете ему предоставлены полномочия по сносу незаконно
возведенных объектов недвижимости. Просто обозначим, уже без комментариев –
в период с 2011 по 2017 год Комитетом имущественных отношений Санкт-
Петербурга проверка использования арендатором земельного участка на предмет
соответствия видам разрешенного использования и условиям договора аренды не
проводилась. К вопросу о качестве исполнения возложенных и на этот Комитет
функций.

Если верить только документам — нарушение вида разрешенного использования в
отношении земельного участка по адресу Санкт-Петербург, ул. Большая Озерная,
д. 59, лит. А было выявлено и установлено Государственной инспекцией по
контролю за использованием объектов недвижимости Санкт-Петербурга, да и то
только после обращений граждан в 2017 году.

Больше новостей

Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected].