«Мишу один процент» отодвигают от тендерной «кормушки» «Газпрома»

Что стоит за ослаблением влияния в газовой монополии Михаила Сироткина и Кирилла Селезнева​​​​
Заместитель председателя правления «Газпрома» Олег Аксютин предложил главе компании Алексею Миллеру вывести из штатного расписания «Газпрома» департамент по управлению корпоративными затратами (№ 621), отвечающий за закупки и тендеры «Газпрома» и нескольких его «дочек». Департаментом по управлению конкурентными затратами с 2010 года руководил Михаил Сироткин. В 2012 году подразделение было переименовано в департамент по управлению корпоративными затратами, а затем еще дважды — в департамент № 121 в 2015 году и департамент № 621 в апреле 2019 года.
Но его основные функции не менялись: он курировал закупки и тендеры.
Ранее былого влияния в «Газпроме» лишился и другой сторожил — глава «Газпром межрегионгаза» Кирилл Селезнев ушел в отставку. Теперь он будет строить газохимический комплекс «Газпрома» на Балтике. Конечно, на уходе Селезнева сказался арест его советника и хорошего приятеля Рауля Арашукова. Но, в основных причинах проблем Селезнева и Сироткина поможет разобраться расследование.
По некоторым признаниям сотрудников центрального аппарата ПАО «Газпром» вся тендерная политика госмонополии буквально до недавнего времени была сосредоточена в руках троих топ-менеджеров: члена правления ОАО Кирилла Селезнева, руководителя департамента по управлению корпоративными затратами Михаила Сироткина, а также его ншл бывшей супруги – начальника департамента по управлению имуществом Елены Михайловой. Чтобы понять природу такого триумвирата стоит изучить историю восхождения этой «большой тройки» на тендерную вершину монополии, откуда открываются горизонты многомиллиардных контрактов.
Кирилл Селезнев в 2003 году был назначен генеральным директором холдинга «Межрегионгаз», под управлением которого находятся все региональные газовые и энергосбытовые компании «Газпрома».  С первых дней работы на этой должности за Селезневым закрепилась слава «собирателя земель»: все активы регионалов он начал последовательно переводить под контроль головного офиса.
Эта работа потребовала разрешения многих юридических нюансов, для чего к реформе была привлечена группа спецов из фирмы «Частное право» – дочернего предприятия известной адвокатской конторы «Казаков и партнеры». Одним из нанятых юристов была 26-летняя эффектная блондинка Елена Михайлова. Спустя короткое время она перешла на работу в «Межрегионгаз», стала заместителем Селезнева по корпоративным и имущественным отношениям, а также, отмечают язвительные коллеги, перекрасилась в шатенку.

Елена Михайлова
В качестве юридической «прокладки» при переводе активов была использована дочерняя компания ЗАО «Росшельф» (подконтрольного, в свою очередь, «Газпрому»); а пост генерального директора «Росшельфа» занимал Михаил Сироткин.
Для Сироткина эта должность стала крайне важной вехой не только в карьере, но и в личной жизни. Молодой амбициозный юрист из Петербурга, он к моменту перехода в структуры «Газпрома» обладал уже достаточно серьезным опытом проведения деликатных, скажем так, сделок. В середине 90-х его трудовая деятельность была связана с питерским ООО «Транспортная финансовая компания» (ТФК), учредителем которого было региональное Общество глухих «Дакти». Под этим прикрытием Сироткин организовал целую систему фиктивного приема на работу инвалидов, что позволяло заинтересованным компаниям минимизировать налоги. Умение Сироткина «оптимизировать» налоговую базу было по достоинству оценено питерскими криминальными авторитетами тех лет. После ТФК он перешел на работу в «Информационно-юридическое бюро «Петер», которым владел один из самых загадочных персонажей того времени Илья Трабер (известный в определенных кругах под кличкой Антиквар) – человек, приближенный к знаменитой тамбовской ОПГ. Не случайно ведь бюро «Петер» числилось в акционерах ЗАО «Петербургская топливная компания» (ПТК), вице-президентом которого себя назначил лидер «тамбовцев» Владимир Кумарин (он же Барсуков, он же «Кум»).
Переехав в 2001 году в Москву и устроившись должность заместителя начальника юридического департамента ОАО «Газпром», Сироткин таким образом, можно сказать, вырвался из откровенно криминального окружения. Однако должность эту он рассматривал как временную, и, пользуясь покровительством главы «Газпрома» Алексея Миллера, с самого начала рассчитывал на большее. Назначение гендиректором «Росшельфа» стало для Сироткина прекрасным трамплином.
Итак, в тандеме с  Еленой Михайловой Сироткин начал переводить активы региональных компаний под прямое управление Селезнева. Напряженная совместная работа так сблизила исполнителей, что осенью того же 2003 года они скрепили свои отношения супружескими узами. Исключительная степень возникшего при этом взаимного доверия позволила супругам  провести ряд занятных операций, в результате чего некоторые из активов технично вышли из-под контроля госмонополии. Как, например, принадлежавший «Мосэснерго» (дочерняя структура «Газпрома») комплекс зданий на Раушской набережной, который в два раза ниже рыночной цены был продан ООО «Интерцессия» – дочерней структуре «Частного права».Например, здания «Мосэнерго» на Раушской набережной за полцены были проданы некому ООО «Интерцессия», аффилированному с компанией «Частное право»,  где, как мы помним, начинала свой трудовой путь юрист Михайлова.
 
Наивно полагать, что подобные мероприятия проводились четой юристов втайне от Селезнева. Напротив, вице-президент «Газпрома» по достоинству оценил хватку Сироткина и Михайловой, а наградой организаторам виртуозного «распила» стало головокружительное продвижение по газпромовской служебной лестнице.

Кирилл Селезнев​​​
Именно благодаря протекции Селезнева в 2010-2011 годах Сироткин занимает сначала должность главы тендерного комитета ОАО «Газпром», а потом – кресло руководителя департамента по управлению корпоративными затратами. Елена Михайлова в этот же период времени становится начальником департамента имущества, а в 2012 году и вовсе членом правления «Газпрома». В итоге «троица», осуществившая феерический перевод региональных активов «Газпрома» в «Межрегионгаз», с «неизбежными потерями» в процессе, теперь владеет эксклюзивным правом решения, кому давать, а кому не давать контракты государственной монополии. Однако, потом, между участниками «триумвирата» пробежала «черная кошка». Сироткин со скандалом разыелся с Михайлова и записал экс-супругу и Селезнева в свои злейшие враги.
 
Очевидно, что, наряду с формальными критериями соответствия конкурсным требованиям, тендерный менеджмент «Газпрома» разработал ряд неформальных. И, судя по всему, главным из таких «неофициальных» критериев является заложенный в смету проекта процент «отката». Причем договариваться об этом деликатном условии Сироткин видимо готов не с каждым встречным, а лишь с определенным узким кругом проверенных людей.
Первым изменения в тендерной политике «Газпрома» ощутил на себе,  Зияд Манасир. Контракты, аналогичные тем, что раньше выполнял СГК, стали с завидным постоянством передаваться двум другим компаниям: ООО «Стройгазмонтаж» (СГМ) и ООО «Газэнергосервис» (ГЭС). Уставной капитал СГМ, согласно выписке из госреестра юридических лиц, разделен между братьями Ротенбергами: Аркадию принадлежит 83%, Борису – 17%. А вот основным бенефициаром ГЭС, как предполагают деловые газеты, через подставные фирмы является сводный брат Кирилла Селезнева – Иван Миронов.
О господине Миронове известно, что, проживая в Петербурге, он был прописан в той же квартире на улице Белы Куна, что и Селезнев. Это квартира матери Ивана – Татьяны Мироновой.  Обретя статус вице-президента «Газпрома» Кирилл о сводном брате не забыл. По информации делового портала Mergers.ru («Слияния и поглощения»), «Иван Миронов за последние четыре года стал совладельцем семи компаний, которые оказывают услуги «Газпрому» и его предприятиям». Кроме упомянутого «Газэнергосервиса», напрямую и через подконтрольные ему фирмы (CIS Strategic Industries Investment Fund на Каймановых островах, Terramart Development и Exlaribo Holdings на Кипре) Миронов владеет Торговым Домом «Альфа-трейд» (управления управление сетью АЗС «Газпрома»), компанией «Спецэнерготранс» (транспортировка труб) и другими. В прессе также появлялись сообщения, что в феврале этого года капитал Миронова пополнился 12-ю процентами акций банка «Россия».
Что касается ООО «Стройгазмонтаж», это предприятие появилось в результате удивительной и крайне сомнительной, с точки зрения закона, трансформации активов самого же «Газпрома». В 2008 году монополист признал пять своих дочерних структур («Краснодаргазстрой», «Волгогаз», «Ленгазспецстрой», «Спецгазремстрой» и «Волгограднефтемаш»)  «непрофильными». По стартовой цене 8,3 млрд рублей, без торга, они  были проданы на аукционе только что созданному ООО «Стройгазмонтаж», учредителем которого был, по данным Forbes, кипрский оффшор Milasi Engineering Limited. Кто является действительным бенефициаром этих компаний, стало понятно после показательной деоффшоризации ООО «Стройгазмонтаж». В обновленной выписке ЕГРЮЛ черным по белому написано: Аркадий и Борис Ротенберги.
В 2012-2013 годах компания братьев Ротенбергов стала абсолютным лидером по объему заключенных инженерно-строительных контрактов и привлеченных средств «Газпрома», выиграв, к примеру, тендер на строительство трех участков магистрального газопровода «Южный коридор» суммарной ценой 43,26 млрд рублей.
Холдинг СГК Зияда Манасира, утративший свои партнерские позиции с приходом означенной тендерной «троицы», смог возобновить сотрудничество с «Газпромом» лишь в 2014 году. Причем основную часть тендеров «СГК-Автоматизация» сумело выиграть лишь после того, как в июне вся группа перешла в собственность Руслана Байсарова.
Те же немногочисленные контракты, которые СГК заключил весной (когда, очевидно, переговоры о продаже холдинга уже вступили в активную фазу), сопровождались весьма интересным «бэкграундом». В частности, неизвестные хакеры (ставшие уже реальной проблемой для коррумпированных российских чиновников) выложили в сеть выписки (SMS-оповещения) с одного из банковских счетов Михаила Сироткина. Из этих выписок видно, что крупные пополнения личной казны начальника департамента корпоративных продаж по времени странным образом совпадают с датами заключения ряда подрядных договоров Так, вскоре после победы «СГК-Автоматизация» на конкурсе весной 2014 года («разыгрывался» контракт на сумму 87 млн рублей) на этот счет поступило 827 тысяч рублей. В конце апреля «СГК-Автоматизация» после конкурсов получило право заключить несколько контрактов с «Газпромом» на 1 млрд рублей, и на счет «капнуло» 9,5 млн рублей. 30 мая «СГК-Автоматизация» вновь выигрывает тендеры (общая сумма контрактов 330 млн рублей), и через пару недель счет Сироткина пополняется на 3,7 млн рублей.
Если предположить, что эти транзакции были «откатами», то вырисовывается средняя «ключевая ставка», применяемая тендерными менеджерами «Газпрома» при рассмотрении конкурсных заявок – 1%.
Впрочем, знание этой ставки – еще не пропуск в подрядный мир госмонополии. К выбору партнеров Сироткин относится крайне придирчиво и осторожно, включая их в «ближний круга» только после личного знакомства. К примеру, интересы «Группы ГМС» Сироткин начал лоббировать только после совместного путешествия в Италию на частном самолете с президентом этой группы Артемом Молчановым. А словенская компания Comita d.d. была допущена к финансовому «телу» «Газпрома» лишь в результате личного общения Сироткина с одним из ее топ-менеджеров во время Олимпиады в Сочи…

Читайте также:  Боец ММА Емельяненко задержан за пьяный кутеж в общественном месте

Больше новостей

Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected].