Сулейман Керимов — опять французский подозреваемый

Французская газета Nice-Matin сообщила в среду о предъявлении прокуратурой Ниццы новых обвинений члену Совета Федерации Сулейману Керимову. «Ему [Керимову] предъявлены обвинения, которые мы можем в совокупности охарактеризовать как пособничество уклонению от уплаты налогов с отягчающими обстоятельствами», — цитирует прокурора Ниццы Жан-Мишеля Прэтра РИАН. Cенатор уже приезжал к прокурору, с обвинением ознакомлен и отпущен под обязательство заплатить залог в размере €20 млн. Сейчас Керимов находится в Москве, «в настоящее время его адвокат обжалует незаконное и необоснованное обвинение», сообщил «Ведомостям» представитель сенатора. В прокуратуре Ниццы не ответили на запрос.

По данным Nice-Matin, новые обвинения Керимову предъявлены по запросу минфина Франции в прокуратуру Ниццы и касаются дела, по которому сенатор уже арестовывался французскими властями в ноябре 2017 года. Тогда речь шла о возможном уклонении от налогов при покупке элитной недвижимости на Лазурном берегу. Реальная стоимость виллы Hier, например, предположительно была почти в 4 раза выше официально задекларированной (€35 млн), сообщает французское издание. Летом 2018 года суд снял с Керимова все обвинения.

Вместе с Керимовым обвинения в «соучастии в уклонении от уплаты налогов» предъявлены фактическому (прокуроры называли его номинальным) владельцу Hier — швейцарскому бизнесмену Александру Штудхальтеру, сообщила французская радиостанция RFI.


Александр Штудхальтер

В заявлении, распространенном от имени Штудхальтера, говорится, что все предыдущие обвинения против него по подозрению в «отмывании денег, скрытых при уходе от налогов», снял апелляционный суд Экс-ан-Прованса 28 июня 2018 года, сообщает RFI. Так как генпрокуратура Франции не стала оспаривать решение суда, то статус бизнесмена был изменен на «ассистированного свидетеля», такой же статус решением суда был присвоен Керимову после снятия с него обвинений. «12 марта Штудхальтер снова был вызван в прокуратуру в рамках того же расследования, но на этот раз по обвинению в «соучастии в уклонении от налогов», якобы совершенном более десяти лет назад Жаком и Филиппом Боргетти (экс-владельцы виллы Hier), не задекларировавшими некоторые доходы, полученные в результате сделки с виллой Hier», — цитирует заявление Штудхальтера Nice-Matin.

[«Ъ», 20.03.2019, «Сулейману Керимову нашли новое дело на старой вилле»: По данным прокуратуры Ниццы и газеты Nice-Matin, обвинение связано с приобретением господином Керимовым недвижимости на Лазурном берегу, в том числе виллы Hier. Ее сенатор якобы приобрел за €127 млн, заплатив по документам €35 млн.

Читайте также:  Муслим Хучиев принял участие в заседании Правительственной комиссии по региональному развитию

При этом следует отметить, что у господина Керимова уже возникли проблемы с законом как раз из-за этой виллы. Члены семьи Боргетти, владевшие Hier, рассчитывая сэкономить на налогах, предложили отвечавшему за сделку члену совета директоров благотворительного фонда Suleyman Kerimov Foundation Александру Штудхальтеру заплатить за недвижимость часть денег во Франции, а большую часть — перевести на счета в офшоры. Из-за этих денег возникли разборки уже в семье Боргетти — так полиция и прокуратура узнали о возможных налоговых и финансовых махинациях. Сам же господин Керимов, по версии французских СМИ, мог выиграть лишь в уменьшении суммы сборов на регистрации недвижимости, за которую должен был заплатить — врезка К.ру]

Керимова не обвиняют дважды по одним и тем же обстоятельствам, уверен адвокат Forward Legal Александр Филатов. «Статьи уголовного кодекса Франции могут быть те же, но обстоятельства — другие. Какие конкретно, кроме следователей, адвокатов и самого Керимова, никто не узнает до суда, если он будет», — говорит юрист. Обсуждаемые сделки с недвижимостью — сложная история, подчеркивает Филатов. Возможно, по каким-то эпизодам французской прокуратуре не хватило доказательств и первое дело окончилось ничем. Но потом был получен материал для новых обвинений, предполагает он.

«Обвинение в отношении Керимова было снято, и он остался в качестве свидетеля, но дело закрыто не было, — напоминает руководитель налоговой практики юридической компании BMS Law Firm Денис Зайцев. — Сейчас ему вменяется соучастие в том же преступлении». Французский уголовный кодекс в качестве наказания за налоговые преступления предусматривает лишение свободы на срок до 5–7 лет, а суммы штрафов могут колебаться от €500 000 до €2 млн, приводит данные Зайцев.

«Сможет ли прокуратура довести дело до суда на этот раз, на данном этапе предсказать невозможно», — продолжает Филатов. Следственные действия частично могут проходить без личного участия Керимова. Его участие потребуется на допросах и очных ставках. «И если он будет являться на допросы, то останется на свободе, под залогом. Арест санкционируют, только если Керимов не будет являться по вызову следователей», — отмечает юрист.

Читайте также:  Российский военный поджег себя на автозаправке  

Статус сенатора не дает Керимову дополнительную защиту, то есть он рассматривается как обычный гражданин России, подчеркивает Зайцев. «К тому же, между Евросоюзом и Россией подписано соглашение о выдаче, где предусмотрены различные инструменты, в частности, экстрадиция. Но, скорее всего, прибегать к ним не потребуется — Керимов добровольно сотрудничает с правоохранительными органами Франции, лично приехал на предъявление обвинений», — продолжает эксперт.

«Если выяснится, что обвинения были бездоказательными, Керимов сможет требовать компенсации за моральный ущерб. Его размер определят адвокаты», — замечает Филатов. По его оценкам, компенсация может составить миллионы долларов. Но, по мнению, Зайцева, скорее всего, Керимов не будет заявлять такие требования, чтобы не портить отношения с Францией.

Партнер консалтинговой компании Urus Advisory Алексей Панин отмечает, что не стоит искать в этом деле политическую подоплеку. «Во-первых, Керимова можно считать политическим лицом только по должности, но никак не по статусу и характеру его деятельности. Во-вторых, расследование не сопровождается политической истерией, как это происходит, например, в Англии с делом Скрипалей», — рассуждает эксперт.

Не стоит считать политическими провокациями все громкие процессы за рубежом «с русским следом», которые привлекают внимание прессы. «К тому же, использование уголовных расследований в целях международной политики не соответствует политической культуре Франции в целом и особенностям франко-российских отношений в частности», — заключает Панин.

Больше новостей

Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected].