Как Игорь Владимирович Зюзин Вадима Евгеньевича Варшавского на три буквы послал. Или «Эстар» против «Мечела»

Как поссорились Игорь Владимирович Зюзин с Вадимом Евгеньевичем Варшавским. «Мечел» хочет вернуть деньги, потраченные на поддержку заводов Варшавского, а тот утверждает, что Зюзин его обманул, и засыпает его холдинг исковыми заявлениями, сообщает Forbes.

В конце ноября 2011 года Ростовский электрометаллургический завод (РЭМЗ) собрал гостей на запуск второй производственной очереди. Среди них были губернатор Ростовской области Василий Голубев и Игорь Зюзин, владелец «Мечела». Зюзин не просто почетный гость, а будущий акционер завода, сообщил журналистам один из местных чиновников. Сам миллиардер сторонился прессы и показался только в кульминационный момент, нажав на пусковую кнопку вместе с Голубевым и основателем РЭМЗ Вадимом Варшавским. Бизнесмены широко улыбались друг другу. Сейчас от былого радушия не осталось и следа. «Мечел» хочет вернуть деньги, потраченные на поддержку заводов Варшавского, а тот утверждает, что Зюзин его обманул, и засыпает его холдинг миллиардными исками.

Крах надежд

В июле 2007 года в аэропорту Ростова приземлились два чартера, доверху набитые сценическим реквизитом. Вскоре на центральной площади города вырос десяток белых шатров, а администрация гостиницы «Дон-плаза» кинулась искать мебель для нового постояльца (обязательное условие — отсутствие натуральной кожи). Это была прелюдия к приезду Элтона Джона, который выступил перед ростовчанами к открытию РЭМЗ. Шоу обошлось Варшавскому в несколько миллионов долларов.

Варшавский называет РЭМЗ своим ребенком, этот завод стал седьмым в холдинге «Электросталь России» (сокращенно «Эстар»). Потомственный угольщик заинтересовался металлургией в 2003 году, когда в подарок на свой 42-й день рождения получил книгу об американских пионерах мини-металлургии Nucor. Идея сталеплавильных мини-заводов привлекла Варшавского, и он поделился ею со своими давними знакомыми по бизнесу Александром Шишкиным и Сергеем Веремеенко.

В 2005 году Варшавский и Веремеенко продали миллиардеру Михаилу Гуцериеву 50% концерна «Русский уголь». В новый проект они инвестировали $70 млн, столько же дал Шишкин. Партнеры запустили строительство РЭМЗ и начали скупать другие заводы. Будущее виделось Варшавскому радужным: «Все росло. Ты покупал за рубль, завтра это стоило десять. Потом двадцать».

К 2008 году партнеры вложили в холдинг, куда входило уже десять заводов, более $2 млрд, около 70% этой суммы составляли кредиты. Обслуживать долг владельцы «Эстара» рассчитывали за счет растущей выручки, которая к концу года должна была подскочить почти в три раза, до 65 млрд рублей (около $2 млрд), в основном за счет купленного в том же году Донецкого электрометаллургического завода (ДЭМЗ). Это предприятие обошлось «Эстару» примерно в $550 млн, большая часть была профинансирована за счет кредита Альфа-банка. Сейчас Варшавский корит себя за эту покупку: «Мы купили на пике. Это была моя ошибка, которая глобально сказалась на судьбе «Эстара» и на моей тоже».

В октябре 2008 года бизнес «Эстара» обрушился. Цены на арматуру, которую производил холдинг, упали с $1200 до $200 за тонну. «Эстар» сразу же лишился $400 млн оборотных средств. Банки сначала завалили миллиардными исками «Эстар», а потом пришли и к Варшавскому, который лично поручался по кредитам. Приставы лишили бизнесмена половины зарплаты, запретили ему выезжать за границу и арестовали его недвижимость, в том числе депутатскую приемную (в 2005–2011 годах Варшавский представлял Ростовскую область в Госдуме), ресторан «Доля ангелов» и квартиру.

«В конце концов буду жить на улице, если заслужил», — горячился Варшавский. Он был готов продать компанию за бесценок вместе с долгами, лишь бы избавиться от кредиторов, но дважды потерпел фиаско. Сначала сорвалась сделка со «Сбербанк-Капиталом», потом от «Эстара» отказались структуры Михаила Гуцериева.

По условиям несостоявшейся сделки с Гуцериевым можно судить о том, насколько отчаянным было положение «Эстара». Холдинг, который Deloitte в середине 2008 года оценивал в $3 млрд, отходил GCM Global Energy Гуцериева за $5 млн, да и эти деньги должны были пойти на уплату Варшавским налогов с продажи. В обмен GCM должна была реструктурировать долги «Эстара». Консультантом выступал Бинбанк Микаила Шишханова, племянника Гуцериева. «Мы надеялись на Шишханова», — признает бывший топ-менеджер Альфа-банка. На новых владельцев рассчитывал и губернатор Челябинской области Петр Сумин. Ведь остановка входившего в «Эстар» Златоустовского метзавода (ЗМЗ) грозила моногороду социальным взрывом.
Спасение Златоуста

В начале 2009 года по ЗМЗ прокатилась волна забастовок и голодовок. Негодование рабочих вызвали планы руководства сократить более 2000 сотрудников и остановить одно из крупнейших в России производств спецстали. Губернатор Сумин был в ярости, вспоминает его знакомый: «Он доверился Варшавскому». «Кризис был не у Варшавского и не на заводе, а по всей России», — отмечает тогдашний гендиректор ЗМЗ Сергей Хомянин. Объем заказов упал в десять раз, и завод стал автоматически генерировать убытки — до 100 млн рублей в месяц. Дальше пошли последствия, вспоминает Хомянин, на заводе сокращали по 300–400 человек в месяц.

В апреле «Эстар» возглавил близкий к семье Гуцериева бизнесмен Абукар Беков. Спустя месяц Сумин принял его у себя в резиденции. Беков сказал, что должен вникнуть в ситуацию, и пообещал подготовить для ЗМЗ антикризисный план, вспоминает очевидец тех событий. Через две недели Беков после напоминания Сумина попросил у него отсрочку, а через несколько недель объявил, что сделка с Варшавским расторгнута.

Читайте также:  Криминальный девелопер Олег Черепанов и ОПС Уралмаш

В июне четыре депутата Госдумы потребовали у Генпрокуратуры проверить ситуацию на ЗМЗ. Собственником завода заинтересовался даже президент Дмитрий Медведев. Сначала Варшавскому пришлось отчитываться перед коллегами по Госдуме на специальной комиссии, а потом и в администрации президента. «Как депутат Госдумы, я сказал, что не являюсь собственником ЗМЗ. Но это никого не интересовало», — вспоминает он.

«Власть четко представляла, что надо назначить инвестора, который бы ежемесячно оплачивал убытки ЗМЗ», — считает Хомянин. Варшавский уверял, что не имеет к ЗМЗ никакого отношения, так как его продал. Гуцериев находился в Лондоне и был вне досягаемости. Тогда выбор пал на «Мечел». В 2009 году Сумин попросил обеспечить ЗМЗ заготовкой Челябинского металлургического комбината (ЧМК), рассказывает представитель «Мечела». Сработала связка Путин — Сумин — Зюзин, говорил бывший первый заместитель губернатора Андрей Косилов.

Подключить Зюзина к спасению ЗМЗ решено было летом 2009 года после совещания премьера Владимира Путина с металлургами в Магнитогорске. Аналогичное совещание годом ранее Зюзин пропустил по болезни, и Путин пообещал вызвать к металлургу доктора. Судя по всему, на совещании в Магнитогорске Зюзин был реабилитирован. По его итогам Путин поручил госбанкам прогарантировать и частично выкупить облигации «Мечела» на 45 млрд рублей.

Спустя полторы недели в Челябинске было подписано трехстороннее соглашение о пятилетнем сотрудничестве между ЧМК, ЗМЗ и правительством региона. Вместо Хомянина ЗМЗ возглавил Рашид Нугуманов, которого в прессе называли назначенцем от «Мечела». Через день после подписания соглашения Медведев присвоил Нугуманову звание «Заслуженный металлург России». Региональная пресса посчитала, что так президент благословил нового руководителя на возрождение ЗМЗ.

Была ли сделка

В июле 2009 года в ресторане «Сфера» в доме-книжке на Новом Арбате в Москве Варшавский и Зюзин обсуждали спасение «Эстара». Первый план металлурги набросали на салфетке. Тогда бизнесмены были знакомы шапочно, но у них похожие судьбы. Оба пришли в металлургию из угольной отрасли и развивали бизнес по схожему сценарию, агрессивно скупая активы в долг. И оба с разницей в несколько лет попали под пресс кредиторов.

После встречи в «Сфере» металлурги побывали в Златоусте, а в августе облетели пять стран, проинспектировав все заводы «Эстара», рассказывает Варшавский. В конце месяца «Мечел» подписал соглашение о стратегическом сотрудничестве с управлявшей «Эстаром» компанией «НК Инвест», через несколько дней в ней появились менеджеры «Мечела». Варшавский же временно переехал поближе к Зюзину в головной офис «Мечела», где ему отвели отдельный кабинет и выдали корпоративную сим-карту.

Такое соседство неминуемо рождало слухи об интересе Зюзина к активам «Эстара». Как в действительности обстояли дела, неясно до сих пор. Доподлинно известно о покупке «Мечелом» четырех предприятий Варшавского: ДЭМЗ, британского завода Invicta, трейдера Cognor и ломосборщика «Ломпром Ростов». При этом Варшавский утверждает, что на структуры «Мечела» были переоформлены все компании «Эстара». В доказательство он приводит копию документа, в котором якобы содержатся основные условия продажи «Мечелу» бизнеса «Эстара». На одной страничке перечислено более 25 юрлиц, которые в течение 2009–2010 годов якобы должны были перейти холдингу Зюзина в обмен на организацию работы и реструктуризацию долгов «Эстара». Под документом стоят подписи Варшавского и Зюзина. Представитель «Мечела» говорит, что это подделка.

Есть и другие факты, косвенно свидетельствующие, что «Мечел» мог быть связан с владельцами «Эстара». Панамскому офшору Carmenvalley, владевшему Волгоградским заводом труб малого диаметра (ВЗТМД), в 2008-2009 годах принадлежала доля в связанном с «Мечелом» Углеметбанке. Бенефициаром ряда других офшоров — владельцев компаний «Эстара» выступал Дмитрий Чикишев, следует из копий трастовых деклараций, которые есть у Forbes. Его тезка в 2009–2011 годах возглавлял правовой департамент «НК Инвест», а до и после работал в «Мечеле». Владелец волгоградского завода «Красный Октябрь» Дмитрий Герасименко, выкупивший в 2013 году имущество ЗМЗ, в разговоре с Forbes рассказал, что договаривался о сделке с топ-менеджерами «Мечела», в том числе персонально с Зюзиным.

В официальной отчетности «Мечел» признавал, что в 2009–2014 годах заводы «Эстара» были его связанными сторонами. При этом компания подчеркивала, что не была основным бенефициаром. Представляющий интересы «Мечела» адвокат Рустам Курмаев утверждает, что «Эстар» всегда контролировал Варшавский. По словам адвоката, это следует из соглашений 2009–2012 годов, где бизнесмен в интересах «Эстара» выступает одним из подписантов. Курмаев также ссылается на то, что в 2011–2012 годах Варшавский поручался за заводы «Эстара» перед банками: «Можете поверить, что можно поручиться на миллиарды рублей, не имея отношения к активу?»

«Мечел» же, по словам его представителя, выступал торговым партнером заводов «Эстара», а назвать их связанными сторонами пришлось по формальным критериям: с 2009 года «Мечел» более чем наполовину обеспечивал их сырьем и затем реализовывал произведенную продукцию. Основной интерес был в расширении и диверсификации сбыта «Мечела». Ежегодный объем оборота между «Мечелом» и «Эстаром» составлял $300–400 млн. Торговые отношения с «Мечелом» позволили заводам «Эстара» избежать банкротства, заключить мировые соглашения с кредиторами и реструктурировать кредиты. Свои взаимоотношения с банками урегулировал и Варшавский. Ему разрешили снова ездить за границу и сняли арест с имущества.

Читайте также:  Александр Дюков и Алексей Миллер распилили миллиарды под крышей «семьи»

Идиллия продолжалась до середины 2013 года, когда финансовые трудности возникли уже у Зюзина. Заводы «Эстара» снова оказались на грани банкротства, и вопрос об их владельце встал как никогда остро.

Долги и убытки

В конце августа 2017 года журналисты собрались на пресс-конференции, посвященной заводу «Донбиотех». Вадим Варшавский минут двадцать рассказывал о своем проекте по выпуску аминокислот, пока один из журналистов не спросил у него про уголовное дело о мошенничестве с кредитом ЗМЗ. С этого момента тема беседы резко изменилась. На экране как по заказу появилась презентация, посвященная взаимодействию «Эстара» с «Мечелом», а Варшавский обрушился с критикой на своего прежнего союзника Игоря Зюзина: «Когда говорится, что «Мечел» помогал предприятиям «Эстара», — это вранье!»

Зюзин тоже не в восторге от бывшего партнера. Он давно не отвечает на звонки Варшавского, последний раз они мельком виделись на Санкт-Петербургском экономическом форуме в 2016 году. Сотрудничество «Мечела» с заводами «Эстара» прекратилось гораздо раньше, в середине 2013 года. Истек срок соглашения, да и Зюзину стало не до того: на грани банкротства из-за margin calls по кредитам банков оказался сам «Мечел». Тогда же «дочка» «Мечела» Skyblock Limited начала взыскивать с компаний «Эстара» $739 млн по договору займа от 2012 года.

За счет займа Skyblock была погашена торговая задолженность, которую заводы «Эстара» накопили перед «Мечелом» за время сотрудничества, поясняет источник, близкий к «Мечелу». По его словам, в 2013 году долг перестал обслуживаться и Skyblock обратился в суд.

Той же осенью ООО «Салиса», связанное с «Мечелом», подало иски о банкротстве заводов «Эстара». Банки-кредиторы тут же вспомнили о поручителе и вновь пришли к Варшавскому. Объем обязательств составлял около 15 млрд рублей, рассказывает бизнесмен. Чтобы договориться с банками и реструктурировать кредиты, ему якобы снова пришлось брать под контроль компании «Эстара»: «Выхода не было. Смысл был выжить». Варшавский вернул РЭМЗ, ВЗТМД и завод «Волга-ФЭСТ», выкупив их у «офшоров и кредиторов». На это ушло $250 млн, $200 млн из них предоставил Промсвязьбанк. Неурегулированными остаются еще как минимум 2 млрд рублей обязательств перед банком ВТБ и 2,8 млрд рублей «Открытия». Поручительства по обоим кредитам Варшавский с переменным успехом оспаривает в судах.

«Салиса» Зюзина, к слову, по данным агентства «Руспрес», действует в интересах одиозного украинского олигарха Игоря Коломойского — спонсора запрещенного в РФ «Правого сектора». Более того — сообщается что истинным бенефициаром ЗМЗ и «Красного Октября» является Коломойский.

Во всех своих бедах основатель «Эстара» винит Зюзина: «Это не мои долги, это долги «Мечела»!» По договоренностям, которых якобы достигли бизнесмены, «Мечел» отвечал за расчеты по долгам «Эстара». Вместо этого Зюзин обременил заводы дополнительными обязательствами и навязал невыгодные сделки со своими структурами, негодует Варшавский.

«Мечел» не отвечал за кредиты «Эстара», а сделки с заводами заключались исключительно на рыночных условиях, настаивает представитель «Мечела». Остальные участники процесса в замешательстве. Варшавский с «Мечелом» были в «каких-то отношениях», признает топ-менеджер одного из крупных банков: «Но их сути мы не понимаем».

Варшавский тем временем перешел в контратаку. Он не только оспаривает поручительства заводов «Эстара» по займу Skyblock, но и намерен взыскать с «Мечела» 60 млрд рублей убытков. Именно так он оценивает ущерб, который структуры Зюзина нанесли «Эстару». Представитель «Мечела» считает, что правовых оснований для взыскания «хотя бы рубля» нет. Варшавский готов судиться по всей России в надежде решить проблемы с собственными долгами, считает знакомый Зюзина.

У бизнесмена хватает проблем и помимо войны с «Мечелом». Его партнер по «Донбиотеху» немецкая компания Evonik грозится покинуть проект, писали СМИ (Варшавский это отрицает), а ростовский отель Hyatt, который строит Варшавский, может быть исключен из программы чемпионата мира — 2018.

Сам бизнесмен признает, что устал от конфликта с «Мечелом»: «Я внутренне выгорел ко всей ситуации». Но, похоже, запал у него еще есть. В интервью Forbes Варшавский рассказывает, что нанял юристов для подготовки иска в суд Лондона к «Мечелу» и лично к Зюзину. Сумма требований, по словам Варшавского, составит $1 млрд.

Больше новостей

Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected].