Ольга Слуцкер, Андрей Воробьев и их строительный погром (ретроспектива)

Сегодня в рубрике ретроспектива материал 2011-ого года, который по сей час не утратил своей актуальности.

Председатель ЦИК «Единой России» Андрей Воробьев и генеральный директор корпорации «Газпромнефть» Александр Дюков будут совместно уродовать кварталы Петербурга

Представьте себе ситуацию: заходите вы после работы в свою, пусть не слишком новую, но привычную и обжитую квартиру, а там посередине спальни всё разворочено здоровенным медведем. На ваше возмущение косолапый злобно рычит, что теперь он тут будет строить берлогу, а кто будет недоволен, того сразу порвёт. И как-то сразу верится, что и вправду порвёт – потому что на когтях у зверюги следы засохшей крови, а из пасти человечиной воняет.

Казалось бы, причём тут председатель ЦИК «Единой России» Андрей Воробьёв, генеральный директор ОАО «Газпромнефть» Александр Дюков и его любимая бизнесвумен Ольга Слуцкер? Что объединяет их с волосатой медвежьей тварью – кроме символики партии, в которой состоит господин Воробьёв? Куда больше, чем кажется на первый взгляд. И даже смрадный душок от разложившихся человеческих трупов при виде благопристойного менеджера Дюкова ощущается очень заметно.

Заглянув в трудовую биографию Александра Валерьевича, мы обнаружим, что с 1991 по 1994 год он работал сперва инженером, а затем замдиректора в акционерном обществе «Совэкс». С 1996 по 1998 год – финансовым и генеральным директором в ЗАО «Петербургский нефтяной терминал». Потом директором по экономике ОАО «Морской порт Санкт-Петербург» и снова в «Петербургском морском терминале», где дорос до председателя совета директоров…

Были ли связаны предприятия между собой? Как свидетельствует реестр юридических лиц, более чем – все компании, где трудился Дюков, принадлежали одному и тому же человеку. Королю питерского чёрного рынка антиквариата, организатору контрабанды и международного транзита наркотиков – одному из наиболее жестоких криминальных авторитетов «бандитского Петербурга» Илье Траберу (он же «Антиквар»). Петербургский порт «траберовские» брали и зачищали с большой кровью. Самым громким убийством, совершённым из-за дележа места работы Дюкова, стала ликвидация председателя петербургского Комитета по управлению городским имуществом Михаила Маневича, расстрелянного в своей машине на Невском проспекте 18 августа 1997 года. Также были убиты капитан ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга» Михаил Синельников, его помощник по безопасности Сергей Боев, начальник ОАО «Северо-Западное пароходство» Евгений Хохлов, главный кадровик «Северо-Западного пароходства» Николай Евстафьев, совладелец ЗАО «Северо-Западный таможенный терминал» Николай Шатило, генеральный директор этого ЗАО Витольд Кайданович. Погибли и совладельцы ЗАО «Концерн «Орими» Дмитрий Варварин и Сергей Крижан, конкурировавшие с Трабером за ОАО «Петролеспорт».

Сам «Антиквар» не чурался грязной работы. Например, в выборгской гостинице «Талекала» (затем «Южная») он лично зарезал Александра Полякова, чей труп охрана затем отвезла в лес. Случайными очевидцами убийства стали две дежурившие по гостинице женщины – для страховки их, как и Полякова, тоже ликвидировали.

Александр Дюков лично (наверное) никого не резал. Но в любой уважающей себя банде, кроме киллеров есть наводчики, воры, шулеры, хранители общака и другие авторитетные специалисты, которые несут ответственность наряду с подельниками в соответствии с Уголовным Кодексом.

С УК РФ дела Александра Валерьевича порой расходились радикально. «В соответствии с приказом… А.В. Дюкова от 6 ноября 1998 года № 545 в ЗАО «Портовый флот» было продано движимое судовое имущество (цена продажи — 3,1 млн рублей), переданное обществу… на хозяйственное ведение имущественного комплекса. – сообщают в своём отчёте аудиторы Счётной палаты, проверявшей деятельность санкт-петербургского порта. – Сделка была оформлена обществом с нарушением действующего законодательства: вопрос не был согласован КУГИ г. Санкт-Петербурга».

Контрольный пакет акций ЗАО «Портовый флот», принадлежал лихтенштейнскому оффшору Nasdor Incorporated, который при «Антикваре» одновременно являлся ведущим акционером ОАО «Морской порт «Санкт-Петербург». Так что с подачи будущего директора «Газпромнефти» Илья Трабер лихо покупал сам у себя ликвидное госимущество, всего лишь переданное его бизнесу во временное хозяйственное пользование.

Проект «Охта-центр»

Ещё больше отличился сотрудник «Антиквара» на своей нынешней должности, выступив в качестве основного инициатора строительства печально знаменитого «Охта-центра». Планы «Газпромнефти» при Александре Дюкове отличались прямо-таки незамутнённой наглостью. Согласно городским правилам землепользования и застройки, высота зданий на территории, запланированной под строительство, не могла превышать 40 метров, а Дюков с друзьями размахнулся на 400 с лишним. Но главное – даже не в этом. Если во всех цивилизованных странах крупные компании, получив обширный участок под строительство своих контор, оплачивают и землю, и работы, то «Газпронефть» предложил Санкт-Петербургу выложить 60 миллиардов рублей из городского бюджета. Иначе говоря: руководитель филиала богатейшей компании России – концерна «Газпром» – на голубом глазу пожелал, чтобы его похожий на стеклянный фаллос гигантский офис оплатили за счёт подоходного налога, собираемого с рабочих и пенсионеров.

Неудивительно, что население взбесилось от дюковских проектов. Начались пикеты и митинги, которые регулярно разгонялись по приказу заблаговременно простимулированного милицейского руководства. Били и задерживали даже участников официальных общественных слушаний, которые осмеливались выражать недовольство газпромовским страшилищем. Периодически к карательным акциям подключались охранники «Охта-центра», набиравшиеся из мигрантов, готовых в чужой для них стране рвать кого угодно. Известен случай, когда двое петербуржцев, пытавшихся протестовать у строительных лесов, были зверски избиты, после чего охранники обещали их убить, а трупы выбросить в Неву. Но, само собой, господин Дюков оказался не причём.

Никак не ответил топ-менеджер «Антиквара» и за то, что начатая с грубейшими нарушениями закона стройка в итоге была прекращена, а десятки миллионов рублей, потраченные на подготовительные работы и пиар, были пущены на ветер. Наоборот, сразу же после окончательной отмены строительства «Охта-центра», Дюков и «Газпромнефть» занялись подготовкой к возведению аналогичного монстра в районе Лахты.

Как и следовало ожидать, дюковцы сразу же наступили на старые грабли. Все «родимые пятна» «Охта-центра» присутствуют в «Лахта-центре» в полном объёме – от нарушения высотного регламента (новый небоскреб будет значительно больше портить «открыточные» виды города и «небесную линию», чем даже старый проект), до слабого развития транспортной сети. Как и на Охте, есть серьёзные сомнения, что к комплексу зданий вокруг небоскрёба будут подведены необходимые дороги и развязки. Без них же, в отсутствие метрополитена, тысячи людей и машин, которые будут ежедневно ездить в Лахту сперва на стройку, а потом на работу неминуемо задушат район дорожными пробками.

Фиаско «Охта-центра» показало, что «Газпром», конечно, компания мощная, но без грамотного и настойчивого лоббиста, целенаправленно проталкивающего проект в структурах власти, ей не обойтись. Для «Лахта-ценртра» такой человек нашёлся – в лице председателя ЦИК «Единой России» Андрея Воробьёва. Благодаря своей должности этот гражданин может легко организовывать нужные голосования депутатов-сопартицев, предварительно заинтересовав их материальными ресурсами заказчика. А так как для реализации фантазий Дюкова в Санкт-Петербурге требуется радикальная законодательная реформа, которая позволит отметить строительные запреты, эти голоса весьма нужны.

В такой ситуации глава «Газпромнефти» и предводитель «медвежьего» исполкома не могли не прийти к взаимопониманию. К тому жев делах они были похожи, как братья-близнецы. Как и Дюков, Воробьёв никого не убивал, но методы ведения строительного бизнеса его семьи мало чем отличались даже от бандитизма «Антиквара».

В силу депутатского статуса Андрей Юрьевич лишен права заниматься легальным бизнесом. Однако, его брату Максиму Воробьеву принадлежит ООО «Главстрой-СПБ». Эта компания выиграла конкурс на застройку квартала между улицами Шкапина и Розенштейна, а заодно решила прихватить территорию, лежащую вне отведенной площади. Там работало ООО «Орион-2» — небольшая авторемонтная мастерская, совмещённая с кафе для водителей. Владельцы «Ориона-2» уже второе десятилетие честно трудились в этой маленькой фирме, законопослушно платили налоги и уходить со своей земли ради аппетитов единоросса Воробьева, разумеется, не захотели. После этого на них наехали прибывшие на джипах бандиты в спортивных костюмах во главе с мордоворотом, по милицейскому учету ранее числившимся боевиком «казанской» ОПГ. Встретив отпор вставших на защиту своего предприятия работяг, братки отступили, но попыталась повторить штурм. Кровопролития не произошло лишь благодаря кризису 2008 года, который на корню подрубил прожекты «Главстроя».

Талантливый бизнесмен Дюков и подающий надежды политик Воробьёв были словно созданы друг для друга, но для плодотворного сотрудничества требовался некто третий, кому будущие партнёры безоговорочно доверяли, и кто мог бы стать гарантией их порядочного поведения относительно друг друга. «Шерше ля фам!» — говорят в подобных случаях неунывающие французы, и «ля фам» быстро нашлась. Ею стала бывшая жена бывшего президента Российского Еврейского конгресса Владимира Слуцкера, финансиста, каратиста и каббалиста Владимира Слуцкера – Ольга Слуцкер.

Еще до развода с надоевшим мужем фехтовальщица Слуцкер нашла утешение у одного из постоянных любовников, которым стал Александр Дюков. Ольга с Александром ловили кайф сначала в съёмной квартире на проспекте Вернадского и в отеле «Ритц-Карлтон» на Тверской улице, а потом даже в семейном особняке – во время отлучек господина Слуцкера не стесняясь заниматься любовью на глазах у прислуги. Теперь они чаще встречаются в Петербурге, откуда исторически происходят оба.

Ольга Слуцкер и Андрей Воробьев

С Андреем Воробьёвым Слуцкер прочно связывают не развлечения в постели, а общий бизнес – фехтовальщица давно вошла в капитал «Главстроя-СПб». Технически это было сделано через уступку доли в учредителе корпорации – кипрском оффшоре «Клер паттернс энд девелопмент». Основной пакет акций несколько оправившегося от кризиса «Главстроя-СПб» попытался купить у Олега Дерипаски миллиардер Сулейман Керимов. Характерно, этот господин также не пренебрегал Слуцкер, будучи ее ближайшим знакомым и соседом по даче.

Некоторые из проектов компании, например скандальный проект перестройки Апраксина двора, сейчас приостановлены. В частности, торможению перестройки «Апрашки» способствовали странные истории с поджогами магазинов нынешних арендаторов и расхищение средств, выделенных на реконструкцию коммунального хозяйства. Но в целом актив кажется недооцененным, так что сейчас энергия Воробьевых и их компаньонки направлена на скорейшее возобновление строительства.

Именно Ольга Слуцкер свела своего партнера из ЦИК «Единой России» с любовником из «Газпромнефти». Если Воробьёву на деньги Дюкова удастся грамотно застроить соратников, обеспечить через Госдуму снятие градостроительных ограничений и законодательно легализовать планируемое девелоперское безумие, Санкт-Петербург украсят разнообразнейшие гигантские монстры типа выросших в Москве стараниями Юрия Лужкова и Елены Батуриной. Прекрасная Ольга кроме оговорённых процентов в качестве полноправной совладелицы «Главстроя-СПб» получит бонус – в виде ускоренного строительства в историческом центре города на Неве фитнесс-центров принадлежащей ей сети World Class. Пластиковый фасад одного такого заведения уже изуродовал район вокруг Сенной площади, но для столь активной дамы этого явно недостаточно.

Больше новостей

Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected].