Анатолий Карачинский заработал на шпионаже в соцсетях

Состояние владельца холдинга IBS Group, в который входит компания «Медиалогия», Анатолия Карачинского (ИНН 770802746044) в 2016 году составило 900 млн долларов. Он входит в сотню самых богатых российских бизнесменов. Именно его компаниям принадлежит разработка программы «Призма», позволяющая российскому властям мониторить соцсети и измерять уровень недовольства. Софт Карачинского за сотни миллионов рублей закупали в правительстве и силовых органах. Во многом именно на госзакупках и зиждется благосостояние «российского Билла Гейтса»…

«ПРИЗМА»

О том, что российские власти активно интересуется настроениями в социальных сетях, заговорили ещё в 2010 году. В 2012 году «Медиалогия» (ИНН 7713338638) представила российским чиновникам свой новый продукт «ПРИЗМА», позволяющий мониторить публикации, дискуссии и общие настроения в соцсетях и блогах.

Уже в 2012 году «Призма» стояла на рабочих компьютерах в самых высоких кабинетах Кремля, начиная от руководителя администрации президента Вячеслава Володина и заканчивая чуть ли не самим Дмитрием Анатольевичем.

Именно на 2012-2013 годы приходится пик активности оппозиционных блогеров, в том числе и  Алексея Навального, в «Живом Журнале». Митинги на Болотной и Манежной площадях и другие акции оппозиции координировались через социальные сети. Если телевизор на тот момент был абсолютно «провластным» рупором, то все оппозиционные идеи транслировались через интернет и соцсети.

Так описывали принцип работы «Призмы» представители компании-разработчика:

«На монитор поступают наиболее обсуждаемые новости в социальных медиа, они представлены как топовые сюжеты (кластеры). При этом можно посмотреть, из каких постов формируется тот или иной топовый сюжет. В каждом сюжете оцениваются сообщения по характеру упоминания, количество негативных и позитивных постов отражается на экране. Характер упоминания определяется по факту и тональности (отношение автора)», — цитирует Forbes.

Сколько на тот момент стоила «Призма», не известно. В 2012 году Администрация президента и Правительство не заключали контракта на поставку этой программы. Однако, по данным источников Forbes, уже тогда в Кремле использовали пробную версию приложения.

«Коммерческая эксплуатация продукта планируется в 2013 году», — заявил тога пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, отвечая на вопрос о «Призме».

Ситуация с «отечественным» ПО, которое поставляла компания Карачинского выглядит еще более интересной, если учесть, что, когда «Призма» только начала использоваться государственными структурами, и компания-разработчик «Медиалогия», и IBS Group были фактически зарубежными структурами. Впрочем, в тот момент это никого не смущало — ПО у Карачинского закупали все госструктуры, начиная от МВД и силовиков и заканчивая «Почтой России».

«Медиалогия» — королева госзаказа?

О том, насколько выгодно в России поставлять госорганам софт и программное обеспечение, писали еще в 2010 году. По словам президента Cognitive Technologies Ольги Усковой, откаты в этой сфере достигают 75%. Среди основных получателей госконтрактов была «Медиалогия» и другие «ветви» холдинга IBS Group, в который входит «Медиалогия».

Только согласно открытым данным, только на госконтрактах «Медиалогия» заработала 1,8 млрд рублей.  Из них 9 контрактов от Минобрнауки (на 588 млн рублей) и 5 – от Минкомсвязи РФ (на 334 млн рублей). В числе заказчиков компании – Минобороны, МВД, мэрия Москвы, ПАО «Сбербанк» и другие.

Например, в 2014 году главный центр связи и защиты информации МВД России объявил тендер на покупку систем мониторинга соцсетей, блогосферы и СМИ на 24 млн рублей.

В документах госзакупки говорилось, что ведомство планирует приобрести информационно-аналитические системы «Призма», «Новостной терминал ГЛАСС», «Медиалогия» и систему «Медиалогия-госзакупки» — все четыре софта разрабатывается компанией «Медиалогия», которая входит в IBS Group.

Продукты IBS Group в настоящее время используются не только в Кремле, но и в региональных правительствах. В ноябре 2017 года издание «Реальное время» сообщало, что ООО «Бюджетные и финансовые технологии» получило один из самых крупных заказов в Ульяновской области на проведение технологических работ по модернизации автоматизированной системы «АЦК-Финансы». Компания фактически принадлежит ООО «Информационные бизнес системы» (IBS Group). Услуги «внучки» IBS Group обошлись региональному бюджету в 20,3 млн рублей. Еще один контракт на 13,4 млн рублей достался «дочке» ООО «БФТ».

Вплоть до 2016 года Администрация президента для мониторинга социальных сетей использовала «Призму» и прочие продукты «Медиалогии», и только в 2016 году АП закупила систему «Катюша». Формальной причиной отказа от сотрудничества с «Медиалогией» стало то, что в числе учредителей компании до 2015 года были иностранные фирмы.

До 2015 года все компании, входящие в IBS Group, принадлежали ОАО «ИБС ИТ услуги». Компанией через офшоры (кипрская IBS Systems Integration Limited и находящаяся на острове Мэн IBS Group Holding) владели Сергей Мацоцкий и Анатолий Карачинский. С 2015 году, видимо, для того, чтобы иметь возможность работать на территории России и продолжать получать госконтракты, все было оформлено на ООО «ИБС холдинг» (ИНН 7713395026 ), 75% которой владеет Карачинский и 25% – Мацоцкий.

«Бизнес IBS Group состоял из российского системного интегратора IBS (ОАО «ИБС ИТ услуги») и офшорного разработчика софта Luxoft. 7 ноября 2014 г. произошла конвертация акций – миноритарные акционеры IBS Group получили взамен своих бумаг акции Luxoft, а Карачинский с Мацоцким консолидировали 100% IBS Group. Конвертация была затеяна для того, чтобы на бирже остался только бизнес Luxoft, связанный с офшорным программированием, которому мешал не столь успешный российский системный интегратор», — объясняла «Ведомостям» в сентябре 2014 г. аналитик «Сбербанк CIB» Юлия Гордеева.

Получается, то, что мы называем «отечественным ПО», фактически закупается за рубежом. А миллиарды рублей, которые зарабатывают фирмы Карачинского на госзаказах по-сути выводятся. Ещё несколько лет назад он не скрываясь говорил о том, что «зарабатывает» в США:

«Карачинский, чье состояние можно приблизительно оценить более чем в $300 млн, извлек урок из той истории [кризиса 1998]. Сейчас большую часть выручки его бизнес зарабатывает за рубежом (в первую очередь в США), а на родине он делает ставку на сотрудничество с «непотопляемыми» заказчиками — Сбербанком и «Газпромом» — и совершенствует софт, который позволяет государству следить за блогерами», — писал Forbes.

Всего буквально два года назад полностью российской стала и «Медиалогия». Сейчас 92% контролирует компания «ИБС холдинг», а 8% находятся в собственности директора «Медиалогии» Александра Волкова.

Непотопляемый Карачинский

На протяжении почти 20 лет IBS Group и ее проекты остаются на плаву. У истоков этой компании стоит Анатолий Карачинский. Ещё до перестройки он руководил первой в России IT-компанией «Интермико», а позже создал компанию IBS Group. Forbes пишет, что «живучесть» Карачинского в мире российских IT-технологий объясняется его крепкими связями с так называемой «семьей», с представителями которой он поддерживает отношения до сих пор.

Наиболее теплые отношения с Кремлем сложились у Карачинского в самом начале «нулевых» — тогда он чуть не стал министром связи и даже был в числе приглашенных участников встречи Президента РФ с руководителями российских IT-компаний. Всего через год он выбыл из кружка «избранных» представителей IT-сферы и больше, согласно открытым данным, не участвовал в таких кулуарных собраниях.

Анатолия Карачинского подозревали в связях с ФБР – в СМИ писали, что это именно он в 2001 году «сдал» американским спецслужбам Дмитрия Склярова. Однако чаще всего потерю «кремлевского» статуса Крачинского связывают как раз с ослаблением «старой команды».

В статье Forbes Анатолий Карачинский представлен в роли этакого российского Билла Гейтса — мол, еще в начале «нулевых» он предложил Владимиру Путину сделать из России «центр офшорного программирования». Якобы в 2004 году Карачинский устроил Путину экскурсию в один из кампусов в Бангалоре, где трудились индийские программисты. Идея так понравилась Путину, пишет издание, что он даже захотел сделать в России нечто подобное и поручил главе налоговой службы Анатолию Сердюкову разработать льготы для IT, а главе Минэкономразвития Герману Грефу — концепцию особых экономических зон.

Из этого, конечно же, ничего не получилось. Да и правдивость этой истории вызывает сомнения.

Настоящий «серебряный» век для Карачинского начался с 2011 года, когда с подачи Вячеслава Володина в Администрации президента заинтересовались соцсетями и российской блогосферой. В сети можно найти много информации о том, как создавалась идея мониторинга СМИ, однако активно эти разработки начинают применяться именно с 2012 года. Тогда же растет популярность рейтингов «Медиалогии», еще одного проекта, который связывают с Володиным, — они становятся важным показателем не только для СМИ, но и для политических деятелей. Как раз в это самое время, по версии автора телеграм-канала «Устинов троллит», начали раскручивать «проект Навальный».

Не уивительно, что в 2016 году после ухода Володина в АП отказались закупать софт «Медиалогии» для мониторинга СМИ. Едва ли это означает, что власти полностью откажутся от сотрудничества с фирмами Карачинского, а вот получение бюджетов в рамках президентской кампании 2018 года может оказаться под вопросом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *