Почему бездонные карманы Чайки не доверяют золотым ручкам Лебедева?

Генеральная прокуратура второй раз на протяжении недели проявила инициативу, вызвавшую откровенное непонимание в экспертной среде и в обществе в целом. Первый раз речь шла о попытке подчиненных Юрия Чайки помешать вводу временной администрации в банк «Югра». Вчера Генпрокуратура удивила всех наблюдателей за «делом реставраторов», выразив недоверие судам Санкт-Петербурга и Ленобласти.


Взгляд беглого Смирнова парализует любого судью…

Ведомство попросило Верховный суд передать громкое уголовное дело топ-менеджеров петербургской компании «Интарсия» о хищениях при реконструкции «дома со львами», принадлежащего управделами президента (УДП), в горсуд Петрозаводска (Карелия) . По мнению прокуратуры, находящийся в международном розыске обвиняемый Виктор Смирнов может повлиять на судей двух регионов, что не гарантирует «беспристрастного и объективного рассмотрения» дела. Еще более вероятное объяснение происходящему, — в этих городах приговор может оказаться не таким, каким его рассчитывают услашать в президентской канцелярии и в окружении Якунина-младшего.

Сегодня судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда должна рассмотреть ходатайство заместителя генпрокурора Виктор Гриня об изменении подсудности уголовного дела бывшего владельца и гендиректора ООО «Интарсия» Виктора Смирнова и его заместителя Дмитрия Соколова. Их обвиняют в растрате 320 млн рублей, господину Смирнову дополнительно инкриминируют покушение на хищение 390 млн рублей. По версии следствия, преступления совершены при реконструкции и реставрации особняка Лобановых-Ростовских («дом со львами») в Санкт-Петербурге под пятизвездочный отель Lion Palace St. Petersburg сети Four Seasons, подрядчиком которой выступала «Интарсия». Здание, находящееся на балансе УДП, арендует заказчик реконструкции — ЗАО «Тристар Инвестмент Холдингс», председателем совета директоров и соучредителем которого является сын экс-главы РЖД Андрей Якунин.

Стройка послужила поводом для многолетней тяжбы между заказчиком и подрядчиком. Напомним, в феврале текущего года Виктор Смирнов обратился к президенту Владимиру Путину и генпрокурору Юрию Чайке с жалобой на «давление силовиков», утверждая, что попал под уголовное преследование из-за коммерческого спора его компании с «Тристаром». Представители «Тристара» утверждали, что в ходе арбитражного спора они «постоянно сталкивались с подделанными документами и умышленными противозаконными действиями», а потому попросили силовиков дать им оценку. В итоге компания Андрея Якунина была признана потерпевшей и добилась при поддержке УДП в арбитражных судах Москвы и Московского округа взыскания с подрядчика около 4 млрд рублей (надзорная жалоба «Интарсии» в президиум ВС зарегистрирована 6 июля).

Обвинительное заключение по уголовному делу топ-менеджеров «Интарсии», которое расследовало главное следственное управление СКР по Петербургу, утверждено прокуратурой Петербурга 18 июля и подлежало рассмотрению Выборгским райсудом города. Однако надзорное ведомство считает, что нет «предусмотренных законом гарантий беспристрастного и объективного рассмотрения» дела ни судами Петербурга, ни судами Ленобласти. Свою позицию ведомство аргументирует тем, что во время своей работы Виктор Смирнов занимался налаживанием связей с должностными лицами различных структур и госорганов (среди них надзорный орган упоминает администрации районов города, петербургскую полицию и судейский корпус), решения которых могли повлиять на работу «Интарсии». Кроме этого Генпрокуратура полагает, что Виктор Смирнов, даже находясь за пределами России, предпринимает попытки повлиять на объективное рассмотрение своего уголовного дела судами и воспрепятствовать осуществлению правосудия. В пользу изменения подсудности, как полагает надзорное ведомство, служит и то обстоятельство, что именно ООО «Интарсия» строило новое здание Выборгского райсуда Петербурга.

Виктор Смирнов заявил “Ъ”, что узнал о ходатайстве от своего адвоката и был шокирован словами заместителя генерального прокурора. «Мне казалось, что смена подсудности по таким основаниям в принципе невозможна. Мы строили и здание Конституционного суда, означает ли это, что мне нельзя туда обратиться? В целом у “Интарсии” больше 200 объектов по всей России, в том числе Кремль и Дом правительства. Мы также планировали реставрировать Кижи под Петрозаводском. Прокуратуре стоит изучить карту наших работ и определить лагуны в глубинке, где нас можно судить»,— сказал господин Смирнов. Он отметил, что «стоит учесть также географию влияния и неформальные связи “Тристара” и Андрея Якунина как заказчика стройки, коммерческий спор по которой привел к возбуждению уголовного дела».

Защитник экс-гендиректора «Интарсии» Наталья Белоусова сообщила, что впервые сталкивается с подобной ситуацией за свою почти 30-летнюю практику адвоката: «Конституция гарантирует моему подзащитному право на рассмотрение его дела в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом, а это — Выборгский районный суд Петербурга. Никаких фактов коррупционного влияния или связей Виктора Смирнова не приведено, есть только предположения Генпрокуратуры». Адвокат отметила, что права ее подзащитного «и так уже нарушены — его намерены судить заочно». «Если процесс все-таки будет перенесен в Петрозаводск, то это неизбежно приведет к заволокичиванию дела, что тоже является нарушением прав моего клиента на доступ к правосудию в разумные сроки — ведь в Карелию придется доставлять всех свидетелей и экспертов. В итоге перенос процесса в другой субъект приведет к необоснованным дополнительным тратам. Я не вижу абсолютно никаких правовых оснований для удовлетворения ходатайства Генпрокуратуры»,— считает госпожа Белоусова.

Прецедентом проведения суда не по месту совершения преступления может служить «процесс переводчиков» над руководителями судебных департаментов Москвы и Московской области. Хотя кражи бюджетных средств совершались в столичном регионе, суд над обвиняемыми происходил в Калуге. Как предполагает агентство «Руспрес», это может быть связано с желанием ослабить общественное внимание к делу, в котором замешаны глава Верховного Суда Российской Федерации Вячеслав Лебедев и руководитель Судебного департамента при Верховном Суде Александр Гусев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *