Губернатор Кондратьев «колдует» над импортом

На Кубани установки Кремля оборачиваются «потемкинскими деревнями»?

Гендиректор ООО «Полипласт-Юг» Ирина Федотко согласно кивала в ответ: дескать, продукция завода хорошо зарекомендовала себя в ходе строительства олимпийских объектов в Сочи, стадиона «Краснодар», автодорог маршрута Новороссийск-Тамань, Крымского моста и т.д. Теперь выпускаемый ассортимент планируется расширить, чтобы полностью удовлетворить запросы производителей тротуарной плитки, монолитных конструкций и железобетонных изделий.

Столь позитивный настрой чиновников и топ-менеджеров конечно же радует, вот только общую картину несколько омрачают финансовые показатели предприятия, ознакомиться с которыми можно в открытых источниках. В частности, в последние годы при росте выручки, его прибыль неизменно снижалась. Так, в 2017 году при выручке 650 млн рублей, прибыль составила 32,2 млн. В 2018-м выручка компании выросла до 689,9 млн, а прибыль упала до 11,7 млн рублей. В 2019-м эти показатели составили, соответственно, 736,8 млн и 7,2 млн.

Ситуация несколько улучшилась в 2020 году, когда при выручке 854,8 млн прибыль ОО «Полипласт-Юг» выросла до 9,4 млн рублей. Но и здесь о прошлых успехах речь, конечно же не идет. Хотелось бы услышать от губернатора и госпожи Федотко конкретные планы и перспективные наработки того, каким образом будут реализовываться установки на импортозамещение. Но нет: провозгласить – провозгласили, а что будет дальше … Поживем увидим, получается? Главное, чтобы федеральный центр оказал дополнительную бюджетную поддержку, как обещал премьер.В дефиците виноваты спекулянты?Впрочем, иногда кажется, что Вениамин Кондратьев и его ближайшее окружение обитают в совсем другом, иллюзорном мире, отличном от того, в котором живут простые смертные. Так, в первой половине марта краснодарские СМИ написали о дефиците сахара в магазинах региона, а там, где он был доступен, стоимость достигала 100 рублей за килограмм. На эти сообщения в краевом руководстве отреагировали оперативно: курирующий агропромышленный сектор замгубернатора Андрей Коробка заявил: такой проблемы на Кубани нет, так как на долю Краснодарского края приходится 25% всего российского свекловичного сахара, излишки которого даже поступают в другие субъекты РФ.

Между тем, определиться с конкретными цифрами кубанские чиновники не в состоянии. Говоря о ежегодном производстве 1,8 млн тонн сахара, потребность населения края они оценивают то в 240 тыс. тонн, то в 260 тыс. тонн. А затем выясняется, что в прошлом году объем производства составил 1,2 млн тонн. Видимо, с объемами выпуска и потребления команда губернатора так до конца и не разобралась. Тем не менее, виновников образовавшегося дефицита (которого не может быть) установить удалось: по словам самого Кондратьева, ими оказались поставщики, воспользовавшиеся ростом спроса и взвинтившие цены.

Кстати, в декабре прошлого года вице-губернатор Коробка рассказал журналистам о планах увеличить производство сахара в 2022 году до 1,3 млн тонн. В общем, с заявленными 1,8 миллиона все это как-то не согласуется. Зато по оценкам представителей власти, на складах хранится 460 тыс. тонн продукта.

«Что же получается: на складах сахар есть, а в магазинах его нет. Потребителям приходится бегать по городу в поисках хотя бы одной пачки и, если повезет, брать ее втридорога. Если не ограничивать цены, жадность владельцев торговых сетей может не знать границ, и тогда товары первой необходимости станут стоить как деликатесы», – констатирует издание «Аргументы и Факты. Кубань».Убытки сахарных магнатовСам Кондратьев уверен, что запрет на экспортные поставки позволит защитить внутренний продовольственный рынок. Видимо, эта функция ляжет на 14 комбинатов, которые согласно официальным данным занимаются на Кубани сахарным производством.

Вот только и здесь не все так гладко, как хотелось бы губернатору. Например, расположенное в станице Динской предприятие «Динск-сахар» в последние годы определенно не относится к числу передовиков. Так, по итогам 2020 года его убытки составили 246,3 млн рублей, при выручке в 798,4 миллиона. Годом ранее ситуация была похожей: выручка – 948,6 миллиона, убытки– 16,7 млн рублей.

При этом в работе завода Ростехнадзор неоднократно выявлял нарушения, что только в прошлом году дважды приводило к приостановке деятельности одного из цехов (сеть газораспределения жомосушильного отделения) по решению суда на 90 суток.

Официальным владельцем ООО «Динск-сахар» является Дмитрий Окунев, которому также принадлежит зарегистрированное в Гулькевичском районе специализирующееся на сахарном производстве ООО «Гирей-сахар». Ранее это предприятие, приносило своему владельцу многомиллионные убытки: так, в 2019 году при колоссальной выручке в 1,1 млрд рублей, оно ушло «в минус» на 113,8 миллиона. По итогам прошлого года ситуация изменилась: выручка компании составила 955,7 миллиона, прибыль – 20,4 млн рублей.

В том, что Окунев является самостоятельной фигурой, а не номиналом, возникают серьезные сомнения. В частности, в одной из публикаций «Коммерсанта» говорилось о его возможных связях с кубанским бизнесменом, владельцем банка «Кубань Кредит» Виктором Будариным, получившим скандальную известность после громкой истории с банкротством винодельни «Юбилейная», конкурентом таких производителей, как «Фанагория» и «Абрау-Дюрсо». В сети происходящее называли не иначе, как рейдерским захватом.

Сам Бударин не скрывал своих планов наладить производство сахара в Динском и Гулькевичском районах Кубани, но если он действительно установил контроль над расположенными там сахарными заводами, то на пользу им это вряд ли пошло.

Ранее, в декабре 2019 года, была ликвидирована «Кубанская сахарная компания», через обанкротившееся ООО «Динской сахарный завод» и Торговый дом «Кубанская станица» аффилированная с Виктором Коровайко – отцом Андрея Коровайко, совладельца сельскохозяйственного концерна «Покровский», в декабре прошлого года заочно арестованного Басманным судом Москвы в рамках расследования уголовного дела о вымогательстве. Напомним, что бизнесмен и его компаньон Андрей Чебанов обвиняются в попытке рейдерского захвата земель предприятия «Слава Кубани», подконтрольного Наталье Стришней– бывшей жене одного из лидеров Кущевской ОПГ Вячеслава Цеповяза.
Кубанская команда надеется на… иностранцев?Насколько оправдают кубанские сахарозаводчики надежды губернатора и его зама по аграрной политике Коробки – большой вопрос. Например, рассчитывать на семейство Коровайко им определенно не стоит. Да и банкир Буданов явно под вопросом. Впрочем, успешная реализация политики импортозамещения на Кубани сегодня вызывает большие сомнения, что не мешает главе региона рассуждать о будущем исключительно в оптимистичных тонах.

«Ситуация в крае стабильная, все предприятия работают в штатном режиме. Главное, не растеряться, у нас в крае малый и средний бизнес уже начинает занимать ниши, которые оказались свободными после ухода иностранного бизнеса с нашего рынка. Надо активно занять те ниши нашими продуктами, нашим продовольствием, нашими товарами, и вот здесь региональный бюджет и другие инструментарии должны помочь бизнесу. С 2014 года большинство промышленных и практически все агропромышленные предприятия региона уже взяли курс на импортозамещение, но вот сегодня этот курс должен пройти проверку на прочность», – заявил Кондратьев в недавнем интервью телеканалу «Кубань 24».

Вскоре интервью с сайта телеканала по непонятным причинам исчезло, но страница доступна в кэше «Google». Неужели главу региона смутили столь ярко описываемые «потемкинские деревни»? Ведь нарисованная им картина в корне отличается от кубанской действительности. Так, в июле 2021 года Краснодарский край вошел в топ-5 регионов по сокращению численности индивидуальных предпринимателей: по данным «Коммерсанта» за первое полугодие здесь закрылось 30,3 тыс. ИП.

В этом контексте непонятно, на что собственно тратятся средства регионального Фонда микрофинансирования? В прошлом августе вице-губернатор Александр Руппель сообщил: с начала года льготное финансирование кубанских предпринимателей превысило 1 млрд рублей. Но с чем связана, в таком случае, столь высокая «смертность» бизнеса? Или субсидии получают только «избранные»? И какая работа в плане импортозамещения была проделана с 2014 года, как о том заявил Кондратьев?

Издание «Русский криминал» обращает внимание на проблемы, которые возникнут в сельскохозяйственном секторе региона, в случае ухода с российского рынка французской компании «Bonduelle»: в Динском районе функционирует подконтрольное ей крупнейшее предприятие «Бондюэль-Кубань», чья прибыль по итогам 2020 года составила 1,3 млрд рублей при выручке 12,1 миллиарда. Помимо отсутствия российских аналогов оборудования, на эту структуру завязаны десятки кубанских фермерских хозяйств, годами сдававшие свой урожай на переработку компании-гиганту.

Не исключено, что чиновников вдохновило сообщение о том, что работу в Краснодарском крае продолжит завод «Кнауф Гипс Кубань» («дочерняя» структура германской группы «Knauf»), специализирующийся на производстве гипсовых изделий для строительства. Остаются на российском рынке занимающийся выпуском сельскохозяйственной техники немецкий завод «CLAAS»(считается одним из крупнейших инвесторов региона), а также компании «Nestle» и «Danon». Но если и они примут решение об уходе, какие местные предприятия придут им на смену? Что создали Кондратьев и его команда, начиная с 2014 года?

Пока ответа на эти вопросы нет, есть только громкие заявления, без всякой конкретики. Но много говорить, как известно, не мешки ворочать, а вот отчитываться перед федеральным центром о проделанной работе рано или поздно придется. И тогда кивками в сторону «Knauf» и «CLAAS» уже не отделаешься.

Источник: kompromat.group

Больше новостей

Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected].